Золотое руно



греческая мифология · мифы и легенды греции · список существ и событий · генеалогия · библиография

"Арго" и аргонавты

Чтобы отправиться в такую даль, как Колхида, следовало иметь не такое судно, каким пользовались в те времена, чтобы плыть от острова к острову, не оставляя из вида землю. Необходимо было соорудить корабль, Строительство корабля аргонавтовкоторый мог бы вынести удары волн сурового Понта. Ясон нашел мастера, согласившегося построить судно, какое еще не держали на своих белых плечах нереиды. По имени этого мастера - Арг - корабль назвали "Арго". За постройкой "Арго" наблюдала сама Афина, опытная в любом мастерстве. Она внушила строителю, какие выбрать сосны для бортов и мачты, как их обстругать, как соединить доски швами и в каких местах скрепить гвоздями. Для киля Афина сама принесла из Додоны дубовое бревно. Оно было не только крепче меди, но и обладало даром речи. Правда, понимать эту речь мог не всякий. Когда "Арго" был готов и тщательно осмолен, на борту у носа нарисовали синий глаз, чтобы корабль не был слеп и видел, куда идет.

После этого по всей Элладе был брошен клич, на который откликнулись многие герои. Был среди них божественный певец Орфей, умевший звуками кифары сдвигать с места скалы и зачаровывать речные потоки. Явились могучие близнецы Кастор и Полидевк, провидец Идмон, внук Мелампода. Прибыли быстрокрылые сыновья Борея - Зет и Калаид. Явился также Геракл с оруженосцем Гиласом. Сама Афина привела Тифия, обладавшего знанием моря, которого она назначила кормчим. Всего собралось более шестидесяти героев.

Когда стали решать, кому быть предводителем, первым было названо имя Геракла. Но могучий герой отклонил эту честь, сказав, что вождем должен быть тот, кто собрал всех на подвиг. И власть была вручена Ясону.

Приняв ее с благодарностью, Ясон дал команду спускать "Арго" на воду. Скинув одежды, герои опоясали судно крепкосплетенным канатом, чтобы оно не развалилось, когда его будут толкать по земле. Потом врыли под килем и положили перед носом гладкоотесанные катки и, навалившись на корабль, повлекли его к морю. И застонали катки от прикосновения киля, вокруг них заклубился черный дым. Вздулись у героев мускулы на руках и ногах. Чем тяжелее судно на суше, тем устойчивее на воде. Когда "Арго", наконец, закачался на волнах, радостный крик героев и всех наблюдавших за спуском на воду огласил Пагасийский залив, и эхо его отозвалось в горах Пелиона.

Подкрепившись вином и жареным мясом, герои устроились на берегу отдыхать. Спали они прижавшись друг к другу. И многим в ту ночь снилось руно, слепящее солнечным блеском.

Отплытие

Едва лишь взор розоперстой Эос коснулся вершин хребта Пелиона, аргонавты взошли на корабль и заняли места, какие им назначил жребий. Под тяжестью могучих тел прогнулись скамьи. Заскрипели налаживаемые в уключинах весла. Но еще до того, как они коснулись воды, послышался плеск. Это в море выливали вино в жертву богам, усмиряющим ветер и волны. Тотчас же стал Тифий за кормовое весло. Орфей, пройдя на нос корабля, ударил по струнам. Дивный его голос заполнил пространство. По знаку Тифия гребцы завели весла и с силой рванули их на себя. Тронулся с места корабль, как неукротимый бегун. Зашумело под килем виноцветное море. За кормой, словно тропинка по зелени луга, потянулся белый пенистый след.

Вот уже "Арго" исчез за мысом, но песня Орфея все еще звучала в ушах стоящих на берегу. Казалось, божественному певцу подпевают нереиды и сам Аполлон ударяет по натянутым над горами лучам - струнам Гелиоса.

Когда "Арго" вышел в открытое море, герои, не занятые веслами, подняли с палубы высокую мачту, установили ее в глубоком гнезде, закрепили со всех сторон скобами и канатами. Затем они приладили паруса и, потянув за веревку, распустили их. Затрепетало божественное полотно под попутным ветром, как крылья гигантского лебедя. Гребцы подняли весла и, прикрепив к бортам, вышли на палубу. Приветствуя "Арго" как своего собрата, из морской глубины поднялись дельфины и понеслись за ним, то погружаясь, то всплывая, как бегут овцы и ягнята за звуками свирели по высокому, еще не выжженному Гелиосом лугу.

В гостях у Кизика

Побывав на Лемносе, где их едва не задержали своей неистовой любовью прекрасные островитянки, аргонавты за несколько дней плавания добрались до высоких голых скал, открывавших путь в узкий пролив. Орфей, увидевший его первым, затянул звонкую песню. Он пел о том, что "Арго" на верном пути, ибо открывающееся перед ним море называется Геллеспонтом в честь Геллы, сестры Фрикса, которая не удержалась на спине овна и не достигла Колхиды и все же боги обессмертили ее имя. Какая же слава ждет тех, кто доставит оттуда золотое руно!

Как только закончилась песня, "Арго" вошел в воды Пропонтиды, и взору героев открылся остров с горбатой, покрытой лесом горой, напоминающей фигуру медведя. У подножия горы жили потомки Посейдона долионы, а вершину занимали шестирукие великаны, их недруги. Слух о гостеприимстве долионов прошел по всем берегам Внутреннего моря, и аргонавты решили их навестить, чтобы разузнать об ожидающих впереди трудностях.

Царь долионов Кизик вышел навстречу героям. Он был в возрасте Ясона, и на его подбородке едва пробивался пушок. Принеся жертву Аполлону, аргонавты последовали за Кизиком в его чертоги, где их ждал богато накрытый стол. За пиршеством Ясон поведал о целях плавания. Кизик же рассказал о жестоких соседях, населяющих Медвежью гору. Только благодаря защите Посейдона им удается жить рядом с ними. К удивлению героев, царь, живший у выхода в Понт Эвксинский, почти ничего не знал о населявших его берега народах и об опасностях, которые ожидают на пути в Колхиду. Но ему было известно все о Пропонтиде, и он предупредил о мелях и подводных камнях, которые могут встретиться на пути.

Как только стало светать, Кизик вывел героев на берег моря и показал, куда им плыть. Поблагодарив царя, герои направились в бухту, где стоял на якорях "Арго". И вдруг раздался страшный шум. Сбегая с вершины, шестирукие великаны бросали обломки скал, чтобы загородить выход из бухты и поймать "Арго", словно зверя, в ловушке. Первым их заметил Геракл, остававшийся на корабле вместе с теми, кто был помоложе. Вытащив лук, он стал поражать чудовищ стрелами одного за другим. Тут подоспели герои, возвращавшиеся с пира. Они бросились вверх, принимая шестируких на копья и мечи. Вскоре те полегли все, издали напоминая сваленные дровосеками стволы огромных деревьев.

Завершив бой, аргонавты поспешили взойти на корабль. "Арго" бежал под парусами весь день, но с наступлением темноты ветер переменился и стал дуть в нос, да с такой силой, что ему нельзя было противостоять. Корабль неудержимо относило назад, пока не выбросило на какую-то землю. Сойдя на берег, герои столкнулись с ожидавшими их вражескими воинами. Завязалась страшная битва. В полном мраке Ясон поразил копьем могучего исполина, и тот упал, заливая кровью прибрежный песок. Геракл сразил палицей нескольких противников. Прочие, дрогнув, обратились в бегство. Но герои, опьянев от крови, гнались за ними и повергали во прах.

Когда же встала из мрака Эос, тысячеустый стон огласил берег, и его повторило эхо Медвежьей горы. Аргонавты, сами того не ведая, сражались с долионами, принявшими их за морских разбойников. Исполин, сраженный Ясоном, оказался Кизиком. С плачем бросился Эсонид на его окровавленную грудь. Три дня напролет стенали и катались по песку мореходы и уцелевшие от побоища долионы. А потом, снеся павших на широкий луг, насыпали над ними высокий курган и устроили у его подножия погребальные игры.

Жертва Кибеле

Словно скорбя о погибших, негодуя на судьбы, враждебные смертным, море не знало покоя двенадцать дней и ночей. Даже в бухте глубокие волны били о борт, и стоном им отвечала судна утроба. От слез утомившись, в трюме забылись герои. Ясон же на палубе спал, на мягких овчинах, прижавшись затылком к связкам канатов. Двое сидели у мачты, охраняя покой уснувших. Им-то и открылось чудо. Птичка - имя ей гальциона - стала порхать над головой Ясона, едва не садясь на светлые кудри, при этом насвистывая свою песенку.

- Вождь, поднимись! - закричал охраняющий судно. - Птица вещает, что путь нам открыт, что Посейдон, долионов родитель, на нас не в обиде. Этот призыв подхватил кормчий, услышав о чуде:

- Боги зовут тебя, Эсонид, воздать благодарность великой Кибеле. Это она гнев Посейдона смягчила.

Поднявшись, Ясон собрал мореходов и повел их на холм, чтобы припасть к стопам пышнотронной богини. С вершины холма стали видны как на ладони и макриадские кручи, и берег фракийский напротив, зев Боспора открылся, ведущий в суровое темное море, имя которому Понт.

Холм обойдя, герои отыскали сухую оливу, срубили под корень и, очистив от ветвей, придали стволу ножами материнские формы, голову же увенчали гирляндами листьев священного дуба, дерева Зевса. После чего закружились в бешеной пляске, мечами в щиты ударяя.

Не успело ответить эхо на грохот, как земля покрылась мягкой травой, и источник целебный забил из скалы. Ему дали имя Ясона.

Спустившись к морю, герои устроили пир в честь Кибелы, славя ее до утра, пока розоперстая Эос, взглянув на залив, не залюбовалась своим отражением. Сев на скамьи, герои разом вскинули весла и опустили в порозовевшие волны. С места рванулся "Арго", и берег стал удаляться. Все смотрели вперед, но память назад возвращала: души витали друзей долионов, погибших безвинно.

Прощание с Гераклом

Достигнув земли мизийцев, аргонавты решили отдохнуть и пополнить припасы. Кроме того, надо было заменить весло, что сломал мощнорукий Геракл. Оставшись без дела, он сетовал на свою неловкость и рвался на берег, чтобы сделать весло себе по руке и крепче, чем старое. Мизийцы приняли мореходов благосклонно. Они принесли им вина в деревянных, обитых полосками меди бочонках, привели круторогих баранов. Герои выкопали яму для костра, обложили ее дерном, собрали сухих сучьев и стали готовить трапезу.

Геракл же, оставив друзей пировать, удалился с обломком весла и секирой. Ночь прошла и день, и еще одна ночь, а он не возвращался.

- Может быть, на него напали звери? - проговорил Орфей.

- Звери ему не страшны. Он их разметает, как щенков! - сказал друг Геракла Теламон.

- А если он упал в темноте со скалы? - возразил певец. - Тогда ему не справиться со львом.

- Надо искать! - заключил Ясон. - Ты, Тифий, оставайся на корабле.

А мы все пойдем, рассыпавшись в цепь, в десяти шагах друг от друга.

Сказано - сделано! Прошли герои не более парасанга, как раздался крик:

- Он был здесь!

Орфей натолкнулся на обломок весла. Все сбежались, полагая, что где-то недалеко и Геракл.. Вскоре отыскали и пень со следами секиры.. Из этой сосны Геракл намеревался сделать весло. Вот и срубленный ствол. Бродили по лесу герои до темноты, а затем вернулись на корабль.

Утром Тифий посоветовал поднять якорь и отплыть, пока дует попутный ветер. Ясон, кивнув головой, сделал знак, что согласен с кормчим.

Но едва герои взошли на корабль и ветер надул парус, как Теламон начал бить себя в грудь.

- Что же вы послушны, как овцы! - вопил он, обращаясь к героям. - Словно бы вы оставили в Мизии какого-нибудь негодного раба, а не Геракла, достойнейшего из нас. Не потому ли Ясон поспешил отплыть поскорее, его не дождавшись? Соперник ему ни к чему.

Вспыхнул Ясон и, сжав кулаки, бросился к Теламону. И скоро бы на корабле бой разгорелся и палуба обагрилась кровью. Но вдруг с левого борта из гудящего моря поднялась голова, покрытая зеленой тиной, и Тифий увидел старческое лицо и лоб в ракушках, как в бородавках.

- Главк! - крикнул Тифий. - Морской старец Главк! Все ринулись к левому борту, так что корабль накренился.

- Оставьте тревогу! - прохрипел Главк. - Сердца свои успокойте. Знайте, что жив сын Алкмены и Зевса. Он удалился, рыдая, что не увидит Колхиду и не сможет помочь в добыче руна золотого. И не похитил его бог, к нему благосклонный, желавший избавить его от опасностей моря. Роком ему суждено, для безбожного Эврисфея в Аргосе полных двенадцать трудов, напрягаясь, исполнить.

Молвил он так и, нырнув, погрузился в шумящие волны. Долго царило молчание, Теламон его первым нарушил:

- Не сердись, Эсонид, если я, неразумный, перед тобой погрешил и словом дерзким обидел. Виной тому была грусть по любимому другу. Давай же слова, что рождают вражду, отдадим встречному ветру. Пусть он их развеет! Обнял Ясон Теламона и прижал его к груди, но не успел ответить. С кормы послышались звуки кифары и божественный голос Орфея:

Где бы ты ни был, Геракл, какие бы злые напасти
Судьбы тебе ни послали, ведай, мы сердцем с тобою.
Груз ли придется поднять непомерный, знай, наши плечи
Рядом с твоими и руки тяжесть тебе облегчают.
Тот обломок весла, что ты бросил в лесу, удаляясь,
В жирную землю воткнем, и поднимется древо Геракла,
Пышные ветви раскинув, чтобы тенью его насладиться,
Путь многотрудный в Колхиду повторят другие герои.

В стране бебриков

Ветер, не стихая ни на миг, носил "Арго" по волнам день и ночь напролет. Но с зарей он внезапно затих, и безжизненно опустились паруса. Увидев выдающийся в море мыс, мореходы сели за весла и вскоре к нему пристали.

Первое, что открылось их взгляду, был загон для скота, а за ним ручей. Захватив кожаные бурдюки, направились аргонавты к ручью, чтобы пополнить запасы воды.

И в это время из-за укрытия вышел муж атлетического телосложения с изогнутым посохом в руке.

- Эй вы, бродяги морские! - крикнул он, дерзко выпятив грудь. - Знайте, что вы высадились на землю бебриков. Ими правлю я, Амик, мать моя нимфа из вифинской земли. Посейдон, потрясатель земли - мой родитель. Мною установлен закон: никто этой страны не покинет, не испытав моей силы в кулачном бою.

Вот когда аргонавты еще раз пожалели, что нет с ними Геракла.

- Как нам быть? - обратился к друзьям Ясон. - Может быть, вернуться на корабль и отплыть? Ведь не для нас установлен его закон. Вперед выступил Полидевк.

- Негоже нам показывать варвару спину. Дозвольте, я с ним сражусь и испытаю богами данную мне силу.

- Иди, Полидевк! - молвил Ясон за всех.

Сделав вперед три шага, герой скинул на землю дивно сотканный хитон.

- Кто бы ты ни был, придержи свой язык, нечестивец. Если закон здесь такой, я готов его соблюсти.

Так бесстрашно сказал Полидевк. Амик же, услышав эти слова, побагровел от ярости, сбросил черный плащ, откинул тяжелый посох из дикой горной оливы. Устремив на героя взгляд, жаждущий крови, он проревел:

- Бери без жребия, какие желаешь, ремни, сам я их делал, разрезая бычьи шкуры. В этом деле я ловок, а умел ли в бою, сам убедишься.

Слуга Амика бросил на землю четыре ремня, и Кастор, выйдя вперед, взял пару, не глядя. Тотчас же он обмотал ими руки брата и, шепнув несколько ободряющих слов, удалился.

Бойцы, подняв обе руки перед лицом, приближались друг к другу. Амик выбросил кулаки вперед и начал теснить героя. Тот же не отнимал рук от лица, нагибался или отбегал в сторону. Амик изловчился и взмахнул руками, метя в голову, но кулак угодил в плечо. Отступив на шаг, Полидевк нанес великану страшный удар в ухо, тот покачнулся, упал на колени и, помедлив, свалился на землю.

Ликующий рев вырвался из уст аргонавтов. И бебрики также не остались равнодушными. Они устремились на Полидевка. Тогда и герои вынули мечи и ринулись навстречу нарушившим правила боя. Недолго длилась битва. Бросив убитых и раненых, бебрики бегом направились к своим жилищам. Но там уже хозяйничали их соседи мариандины, воспользовавшиеся суматохой, чтобы отомстить своим злейшим недругам.

Всю ночь оставались аргонавты на берегу, принося жертвы бессмертным богам и перевязывая раны, полученные в битве. Утром же, едва Гелиос осветил холмы, они, нагрузив корабль овцами бебриков и другой добычей, тронулись в путь.

Вскоре слева и справа по борту показались скалы, образующие пролив. Волны стали круче, грозя выбросить "Арго" на камни. Но эта опасность не пугала, ибо кормчим был Тифий.

Финей

На другой день корабль пристал к берегу.

Выйдя на сушу, герои увидели дом, сложенный из белого камня. Не дымил очаг. Тропинка к дому заросла травой. Дверь, едва державшаяся на петлях, была во многих местах пробита словно ударами мощных копий. Присмотревшись, путники увидели, что ровные отверстия имеются и в стенах.

- Это заброшенное жилище, - сказал Ясон. - Но мы можем провести в нем ночь.

До порога оставалось несколько шагов, когда дверь отворилась и показался старец. Он был бледен и худ. Руки его дрожали. Споткнувшись о порог, старец упал.

- Да он слеп! - воскликнул Линкей, помогая старцу подняться и вводя его в дом.

Внутреннее помещение напоминало хлев или птичник. Пол был завален перьями. На столе громоздились нечистоты. Стряхнув мусор с деревянного топчана, герои усадили туда старца и сами расположились вокруг него.

- Да, я слеп! - проговорил старец слабым голосом. - И по собственному неразумию. Мое имя - Финей. Я царствовал во Фракии и умел предсказывать будущее, из жалости к смертным открывая, что их ждет. Аполлон счел, что я позволил себе слишком много, и лишил меня света. Но этого показалось ему мало. Он наслал на меня чудовищных полудев-полуптиц гарпий. Они прилетают, как только я сажусь за стол, и пожирают мою пищу. Я бы наложил на себя руки, если бы не знал, что моим мукам придет конец, когда явятся сюда смельчаки, среди которых будут два сына Борея.

- Это мы Бореады! - радостно воскликнули Зет и Калаид. Финей недоверчиво повернул голову.

- Подойдите ко мне ближе!

Бореады выполнили его просьбу. Старец провел пальцами по лицу Зета и, поднявшись, нащупал за его спиной мощные крылья.

- Мы тебе поможем во всем, что в наших силах, - добавил Ясон. - Зрения не возвратить, но гарпиям..

- Не произноси громко этого имени! - взмолился Финей. - Они уже там..

Послышалось хлопание крыльев.

Выхватив меч, Ясон кинулся к двери и вышиб ее ударом ноги. Снаружи никого не было.

- Странно! - проговорил он, переступая через порог. - Я их слышал.

- Сейчас увидишь, - произнес старец, протягивая руку к засохшей лепешке на краю стола.

И тотчас стало темно, словно опустилась вечная ночь. Гарпии кружились над домом, издавая отвратительные крики, сливавшиеся с хлопанием свирепых, беспощадных крыльев. Некоторые девы-птицы падали с лету, подобно ястребам, на добычу, и тогда можно было разглядеть горящие злобой выпуклые глаза и страшные изогнутые когти.

Финей в ужасе отбросил лепешку, и птицы, словно выполняя чью-то команду, разом ринулись в сторону моря.

Бореады взмахнули крыльями и пустились вдогонку чудовищам. Аргонавты с тревогой смотрели вслед смельчакам, не зная, как им помочь. Удастся ли им догнать гарпий? Смогут ли двое справиться с огромной стаей? Не вмешается ли в битву тот из богов, кто направил их против Финея?

Прошло немало времени, пока уставшие от напряжения глаза уловили в небе две точки. Это могли быть птицы. Но нет, видны очертания человеческих тел. Конечно, это Бореады! Они опустились рядом с домом и сразу же оказались в объятиях друзей.

- Бой был тяжелым? - спросил Ясон первым.

- Боя не было! - радостно выдохнул Зет, складывая крылья за спиной.

- Ирида охватила своей разноцветной дугой полнеба! - пояснил Калаид. - Она попросила не убивать гарпий, и мы повиновались.

- Да! Да! - подхватил Зет. - Она обещала от имени Зевса, что гарпии оставят Финея в покое.

- Как мне отблагодарить вас, мои спасители! - проговорил Финей, едва сдерживая слезы. - Избавление от чудовищ надо отпраздновать. В подвалах у меня много снеди. Давайте устроим пир.

Аргонавты с радостью приняли это предложение. Прежде всего они очистили дом от перьев и зловонного помета. Потом они отнесли старца к морю, омыли его в волнах и дали новую одежду. Разожгли очаг. Закололи отборных овец, привезенных с собой на "Арго". Накрыли столы и сели за них, помолившись богам.

Впервые за несколько месяцев Финей смог насытиться. Когда же к нему возвратились силы, он отодвинул миску и сказал:

- Слушайте меня, друзья! Я не смею раскрыть вашу судьбу до конца, но боги разрешили предупредить о ближайших опасностях. Встретятся вам два иссиня-черных утеса, словно грудью преграждающие путь в Колхиду. Вкруг них всегда вздымаются волны, страшно кипя. Стоит лишь кораблю, лодке или птице между ними проплыть, они сходятся с дикой яростью. И вот вам совет. Возьмите на корабль голубку и держите ее наготове, ибо и пернатые могут спасти смертных, если на это воля богов.

Долго еще вещал Финей. Аргонавты слушали молча, стараясь запомнить каждое слово.

Затем, соорудив на берегу алтарь и возложив на нем жертвы, герои взошли на корабль и сели за длинные весла.



Симплегады

Судно шло, раскидывая носом белую пену.

Затаенная мощь моря напоминала о себе, когда в борт ударяла волна, обрушивая на палубу фонтан брызг. По правому борту тянулся берег, то ниспадавший в море голыми каменными складками, то покрытый деревьями с зелеными кронами.

Издали доносился грохот, напоминавший удары гигантского молота. И поняли герои, что приближаются сталкивающиеся скалы, о которых предупреждал Финей. Один из героев с голубкой в руках вышел на нос. По команде Тифия остальные спустились к скамьям, чтобы взяться за весла по двое.

Вот и они, Симплегады, окруженные пенистым водоворотом. Отделенные друг от друга не более чем на сорок локтей, они сталкивались время от времени, видимо, потому, что между ними что-то проплывало. Приблизившись, герои увидели сотни раздавленных рыб. И не было на корабле ни одного, чье сердце не сжалось бы от страха. Ведь перед ними не враг, которого можно осилить, сразить копьем, а бездушные каменные громады, убивающие все живое.

Гигантские горы совсем рядом, так что казалось - можно было дотянуться до них веслом.

- Голубку! - приказал Тифий.

Брошенная сильной рукой птица понеслась между скалами. Они сошлись со страшным треском, оглушившим героев. Но все видели, что голубка проскочила и скалы задели лишь ее хвост.

- Весла! - яростно крикнул Тифий, не дожидаясь, пока скалы займут свои прежние места.

Корабль понесся со скоростью стрелы, но героям казалось, что он еле движется. Снова послышался треск, уже сзади. Оглянувшись, герои увидели, что скалы сошлись, оторвав край кормы. Но радоваться было еще рано. Возникший от удара скал водоворот едва не втянул судно назад, в образовавшееся мгновенно пространство.

Тифий сильным ударом кормового весла пропустил гигантскую волну под киль и крикнул:

- Гребите что есть сил!

Согнулись весла под мощью рук, но "Арго" не двигался с места. И тут произошло чудо! Герои подняли весла и не успели их опустить как корабль рванулся вперед, подальше от скал, словно его подтолкнула чья-то невидимая рука. - Кажется, мы спасены! - сказал Тифий, вытирая вспотевший лоб.

- И не без помощи Афины! - добавил Ясон, становясь рядом с кормчим. - Это она вложила в корабль свою силу, когда над ним работал Арг. А сейчас она толкнула судно своей могучей рукой.

- Смотри! - крикнул кормчий.

Ясон повернул голову и увидел, что на нос корабля опустилась бесхвостая голубка.

Тифий приказал растянуть пошире парус и отдать его дуновению попутного Зефира. "Арго" понесся со скоростью птицы, летящей в небесных высях. Справа потянулся скалистый берег, прерываемый лишь реками, низвергавшими в Понт мутные воды.

Войдя в одну из этих рек, аргонавты оказались на земле, которой правил Мариандин, один из сыновей Финея. Узнав о помощи, которую герои оказали его отцу, царь встретил их с распростертыми объятиями. Пир сменялся пиром, развлечение развлечением. На одном из пиров царь попросил прибывшего на "Арго" прорицателя Идмона поведать о будущем своих потомков. Идмон, знающий будущее, предсказал, что много лет спустя к этому берегу подойдут корабли и те, кто с них высадятся, воздвигнут великий город. Идмон передал не все, что узнал от Аполлона. Боясь, что царь сменит милость на гнев, провидец не поведал, что пришельцы поработят народ мариандинов.

На следующее утро во время охоты Идмон пал от клыков вепря, ибо боги, открывающие будущее, не терпят корысти. Идмону устроили пышные похороны. Много лет спустя, когда появился великий город Гераклея Понтийская, погребальный холм Идмона высился на его агоре.

В день отплытия от внезапной болезни ушел в дом Аида кормчий Тифий. На его место у кормового весла встал самосец Анкей.

Ярость Зевса

Несколько дней Зефир гнал "Арго" на восток. Но потом ветер начал спадать. Аргонавтам пришлось сесть за весла и грести днем и ночью, не встречая реки, куда можно было бы войти.

Однажды ночью над кораблем послышался шум гигантских крыльев. Это пролетал орел, посланный Зевсом терзать печень Прометея. Молча смотрели герои вослед пернатому палачу, не решаясь из страха перед грозным богом что-нибудь сказать в осуждение жестокой и несправедливой расправы над прикованным к скале титаном. Но мысленно они желали благородному титану стойкости перед напастью.

Вскоре герои увидели остров, отдаленный от берега бурлящим проливом. Направившись к нему, они отыскали узкую бухту, ввели в нее "Арго" и отдали его под защиту поросших редким лесом скал.

Было безветренно. Не шелохнулся ни один лист на дереве, к стволу которого привязали судно. И когда был разложен на прибрежном песке костер, дым поднимался прямо, тонкой струйкой.

Вскоре стемнело, и сразу же подул ветер, вздымавший гигантские волны. Деревья на скалах сгибались, как тростинки. Аргонавты легли, крепче прижавшись друг к другу и к общей матери - земле. Где-то рядом ударил гром, и перун Зевса прорезал черное небо. Кто-то из героев прошептал: "Зевс не только слышит речи, но и понимает помыслы смертных". Гром ударил еще раз, словно подтверждая эту мысль.

- Взгляните на море! - вскрикнул Орфей.

Повернув головы, герои увидели корабль, взнесенный волной и от ее удара расколовшийся на две половины.

- Вовремя мы причалили!- произнес Анкей.

- Может быть, не мы, а несчастные на том корабле прогневали Зевса, - предположил кто-то.

Дождь лил как из пифоса, поэтому никто из героев за всю ночь не сомкнул глаз. Когда же рассвело и небо просветлело, все увидели огромную птицу, кружившую над берегом. Качнув крыльями, она сбросила тяжелое перо. Рассекая воздух, оно полетело вниз и вонзилось в плечо одного из героев.

- Скорей на корабль за щитами! - крикнул Ясон. - Это остров Ареса, о котором нас предупреждал Финей.

Когда аргонавты уже были на корабле, в небе показалась целая стая птиц.

- Рубите канаты! - закричал Анкей.

- Не торопись! - остановил его Ясон.- Вспомни совет Финея: надо не только пристать к острову Ареса, но и пройти его насквозь. Обращаясь к героям, Ясон крикнул:

- Друзья! Возьмите свои мечи и щиты, наденьте медные шлемы! Как только спустимся на берег, по моему знаку начинайте кричать, одновременно ударяя мечами по щитам.

Хитрость удалась. Птицы Ареса, напуганные страшным шумом, поднялись в воздух и скрылись в небе. После этого Ясон приказал части героев оставаться у корабля, а остальных повел в глубь острова.

Прошло совсем немного времени, и Ясон с его спутниками вернулись. Они вели с собой четырех незнакомцев, судя по их жалкому виду - с погибшего ночью корабля.

- Если бы не мы, - проговорил Ясон, - эти люди погибли бы.

- Не потому ли нас направил сюда Финей? - вскрикнул Анкей.

- Кто знает? - пожал плечами Ясон.

Все находившиеся на острове вместе с Ясоном сели на весла, и корабль отчалил. Ясон и Орфей занялись страдальцами. Они перевязали им раны, дали сухую одежду, уложили на теплые шкуры.

Несчастные опомнились лишь к вечеру. Едва держась на ногах, они вышли на палубу и рассказали окружившим их аргонавтам о себе и своих злоключениях. Это были сыновья Фрикса и царской дочери Халкиопы. В плавание они пустились, выполняя предсмертный завет отца. Фрикс, проживший в Колхиде много лет, считал ее чужбиной и хотел, чтобы сыновья вернулись в Орхомен и унаследовали власть и богатства царя Афаманта.

- Так вы мои родственники! - воскликул Ясон, бросаясь к спасенным. - Мой дед Крефей был родным братом Афаманта. Сам же я сын Эсона и направляюсь в Колхиду. Но вы не назвали своих имен.

- Я - Китисор, - ответил рассказчик. - Братьев зовут Фронтис, Аргос и Мелас. Но позволь задать мне вопрос.

- Я тебя слушаю, Китисор,- отозвался Ясон.

- Что ведет вас в Колхиду?

- Это длинная история, если рассказывать по порядку. Но если сказать главное - мы плывем за золотым руном.

- О, боги! - воскликнул сын Фрикса. - Да ведаешь ли ты, что будешь иметь дело с моим дедом Ээтом, сыном Гелиоса. Он равен силой Аресу и царствует над несчетными племенами. Но и не будь Ээта и свирепых колхов, как бы ты взял золотое руно? Ведь его сторожит огромный дракон, не знающий сна.

По мере рассказа мрачнели лица героев.

- Не подумай, - продолжал Китисор, - что я хочу испугать. Идущему в бой негоже свою душу тешить обманом. И если ты решишь продолжать путь, то знай, что можешь рассчитывать на меня и моих братьев, как на себя самого.

- Назад у нас нет пути! - произнес Ясон под одобрительные возгласы. - Не для того Афина соорудила наш корабль, чтобы он вспять обращался. Один раз жизнь нам дана, и прожить ее надо достойно. Помощь же, что нам обещаешь, бесценна.

- Да! Да! - подхватил Анкей, не отпуская кормового весла. - Бесценна! Ведь нам неведомы подводные камни и мели этого моря. Боги направили нас на остров Ареса, чтобы мы встретили вас. Теперь я в этом уверен. Стань, Китисор, рядом со мной у кормила. А когда устанешь, тебя сменят братья.

К цели

И обрел "Арго" зоркость, которой ему так не хватало, несмотря на нарисованный на борту глаз. В то время как один из братьев вместе с Анкеем находился у кормового весла, трое других, сидя на связке каната у мачты, рассказывали обо всем, что могло интересовать аргонавтов. Еще раньше герои видели на берегу деревянные сооружения, которые принимали за сторожевые башни. Оказалось, что это моссины - жилища варварского племени, получившего по ним название "моссинеки". В башне обитала одна большая семья вместе с домашними животными и птицами. Всеми жителями башен управлял царь, бывший одновременно и судьей. Если решение царя-судьи казалось старейшинам ошибочным, его запирали в одной из моссин и морили голодом.

- Глупцы! - заметил по ходу рассказа Ясон. - Будь это у нас в Фессалии, кто бы согласился царствовать!

Еще большее оживление вызвал рассказ о другом варварском племени, жившем за моссинеками. В день, когда рожают жены, их мужья, распростершись на ложах, стонут, и им, как роженицам, готовят омовения. Роженицы же производят детей без всякой помощи.

За рассказами гостей "Арго" незаметно проходило время. Вдали показались отвесные кручи Кавказа, казавшиеся близкими из-за огромной высоты.

- Здесь надо плыть осторожнее! - предупредил Китисор.

- Подводные скалы? - спросил кормчий.

- Нет! Корабли Ээта, обладающего мощным флотом.

- Но ведь нам все равно придется войти в гавань, - заметил Ясон.

- Мы ее минуем, - ответил Китисор. - Войдем в Фасис ночью и спрячемся, сняв мачту и паруса, в береговых камышах.

Ночью, полагаясь на опытных сыновей Фрикса, Анкей ввел корабль в широко разлившийся Фасис. Мачта была снята и уложена на палубу. Аргонавты вышли на палубу и вслушивались в ночную тишину, нарушаемую время от времени кваканием лягушек и криками каких-то птиц. А Ясон со своими родственниками спустился за борт и двинулся к берегу.

На Олимпе

Олимп жил своей привычной жизнью. В мегароне дворца богов Зевс, склонившись с трона, что-то говорил на ухо Гермесу, а тот кивал головой. Гефест в пристройке без устали колотил молотом, и по ударам можно было измерять время. Афродита в своих покоях томно сидела на кресле и, глядя в зеркало, расчесывала дивные волосы. Во дворе Эрот увлеченно играл в бабки с любимцем Зевса Ганимедом. Гера, уединившись с Афиной, взволнованно объясняла ей:

- Не знаю, что делать?! "Арго" в Колхиде. Но как обмануть хитрого и злобного Ээта? Бедный Ясон! Как ему помочь?

- Я тоже волнуюсь! - сказала Афина. - С какой стороны подойти? Не придумаю..

- Постой! - перебила Гера. - А не воспользоваться ли помощью Афродиты? Конечно, она доставила мне столько огорчений. Но ради Ясона я готова на все. Я слышала - у Ээта есть дочь Медея. Любовь делает чудеса.

Афина презрительно повела плечами.

- Мне это непонятно. Но если хочешь, могу тебя сопровождать. При виде гостей Афродита наскоро закрепила волосы и показала богиням на кресла.

- Садитесь! Давно вы у меня не были. Что вам показать? Вот этот гребень. Какая тонкая работа.. Мой супруг готов работать целые дни..

- Пока ты красуешься, у нас беда. "Арго" уже стоит в камышах на Фасисе. А как добыть золотое руно? Нужна твоя помощь.

Лицо Афродиты покрылось румянцем. Ей было приятно, что суровая и непреклонная Гера явилась к ней первая.

- Я готова помочь. Если появилась нужда в моих слабых руках, можешь на них рассчитывать.

- У нас нет нужды в твоих руках, - сказала Гера, отводя взгляд. - Ни в слабых, ни в сильных. Отдай приказание своему отроку, чтобы он поразил стрелой дочь Ээта Медею.

- Хорошо! Я постараюсь. Хотя нелегко мне придется. Стал непослушен мой сын и дерзок. Пойду поищу его.

Игра была в разгаре. Ганимед размазывал по смазливому лицу слезы, а Эрот, победитель, с хохотом прижимал к груди золотые бабки.

- Опять выиграл! - пожурила Афродита сына. - Снова обманул и гордишься нечестной победой. За это услужи мне!

- Нет от тебя покоя, ма! Дай поиграть!

- Не даром ведь! Получишь игрушку, какой не имел никто кроме Зевса, когда он был ребенком, а не отцом богов. Глазенки Эрота загорелись..

Продолжение

греческая мифология · мифы и легенды греции · список существ и событий · генеалогия · библиография



Новости

Ученые: Кесарево сечение повлияло на эволюцию человека
Кесарево сечение повлияло на эволюцию человека. В частности, изменения коснулись фигуры женщин, а также размеров детей во время родов. Об этом рассказали ученые, представляющие Венский университет.
Экс-руководство WADA раскрыло допинг-тайны зарубежных спортсменов
На протяжении многих лет спортсмены с мировым именем из разных стран мира получали разрешение на прием запрещенных веществ под видом лечения Известнейшие зарубежные спортсмены долгое время принимали допинг под видом лекарств от гиперактивности, получая на то официальное разрешение спортивных чиновников.
Amazon откроет первый магазин без касс и продавцов
Amazon.com Inc откроет в Сиэтле продуктовый магазин без касс и продавцов, передает Reuters. Для оплаты покупок достаточно будет поднести смартфтон к сканирующему устройству. Первый магазин под названием Amazon Go площадью 167 кв. м компания планирует открыть в 2017 г. в Сиэтле.
Топ-2016: самые обсуждаемые события года в Twitter
Сотрудники социальной сети Twitter решили подвести итоги уходящего года и опубликовали список тем, которые стали самыми обсуждаемыми в России и мире Специалисты компании сообщили, что Twitter является уникальным сервисом, который способен не только отражать самые популярные тренды года, но и влиять на них.
Инвестиции в недвижимость России вырастут на треть в 2016 году
Объем инвестиций в коммерческую недвижимость России по итогам 2016 года достигнет $3,9 млрд, что на 30% больше показателей прошлого года.
Число регистраций прав на жилье в Москве за 11 месяцев выросло на 10%
Число регистраций прав на жилье на основании договоров купли-продажи (мены) в Москве за 11 месяцев 2016 года выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 10% — до 109 тысячи, следует из сообщения столичного управления Росреестра.
«Потолок» курортного сбора составит 150 рублей в сутки
Министр РФ по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов заявил, что максимальный размер курортного сбора составит 150 рублей в сутки, а его введение может быть одобрено кабмином до середины декабря 2016 года.
Представители МИД расскажут об итогах работы в Нижнем Новгороде
Пресс-конференция представителя МИД в Нижнем Новгороде Сергея Малова состоится в редакции газеты «Нижегородская правда» во вторник, 6 декабря.
Рейтинг@Mail.ru