История Античной литературы



литература греции · литература рима · исследовательская литература
список авторов · список произведений

Печатается по книге:
Чистякова Н.А., Вулих Н.В., "История Античной литературы" - Л: ЛГУ, 1963

СОДЕРЖАНИЕ

ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

(Н.А. Чистякова)

Введение
Раздел I. Архаический период греческой литературы
Долитературный период
Гомеровский эпос
Содержание "Илиады"
Содержание "Одиссеи"
Время и место создания Гомеровских поэм
Язык и стиль Гомеровских поэм
Боги и герои поэм
Гомеровский вопрос
Послегомеровский эпос
Гесиод
Лирическая поэзия
Общая характеристика
Архилох и ямбическая поэзия
Элегическая поэзия
Эпиграмма
Мелическая поэзия
Хоровая поэзия
Раздел II. Аттический период греческой литературы
Драма
Происхождение отдельных видов драмы. Драматические зрелища
Античный театр
Творчество Эсхила - "отца трагедии"
Софокл. Расцвет греческой трагедии
Творчество Еврипида
Древняя аттическая комедия
Аристофан
Греческая классическая проза V-IV вв. до н.э.
Общая характеристика
Историография
Философия
Красноречие
Раздел III. Эллинистическая литература
Общая характеристика
Новоаттическая комедия и Менандр
Эллинистическая поэзия
Эллинистическая проза
Раздел IV. Греческая литература периода Римского владычества
Общая характеристика
Плутарх
Вторая софистика. Лукиан
Роман

РИМСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

(Н.В. Вулих)

Введение
Раздел I. Римская литература эпохи Республики
Долитературный период. Римский фольклор
Ранняя Римская литература
Римский театр
Тит Макций Плавт
Квинт Энний
Комедии Теренция
Тогата и ателлана
Марк Поркий Катон
Сатира Лукилия
Литература периода распада полиса
Поэзия Катулла
Лукреций
Цицерон и римская проза республиканского периода
Раздел II. Римская литература эпохи Империи
Литература периода принципата
Вергилий
Гораций
Римская элегия: Тибулл, Проперций, Овидий, Тит Ливий
Литература I и начала II в. н.э.
Литература поздней империи
Литература II в. н.э.
Литература III-IV в. н.э.
Важнейшие пособия и переводы

Предыдущая глава

ПОСЛЕГОМЕРОВСКИЙ ЭПОС

Древние приписывали Гомеру, кроме "Илиады" и "Одиссеи", целый ряд эпических поэм, посвященных мифической истории греков. Многие из этих поэм, исполняемых аэдами, не были записаны и оказались неизвестными уже в III в. до н.э., когда первые греческие филологи начали собирать все памятники литературы. Поэмы эти получили название киклических, так как, сгруппированные по историко-географическому принципу, они включали в себя весь комплекс мифов ("кикл", или "цикл", означает "круг"). Поэмы эти известны в пересказах, в цитатах и по памятникам изобразительного искусства. Возможно, что некоторые киклические поэмы были даже древнее гомеровских, испытавших на себе их влияние. Но большинство возникло в VII-VI вв. до н.э.

Наиболее популярными были фиванский и троянский киклы. Первый объединял произведения, в которых рассказывалось об основании Фив, о царе Кадме и его потомках - Лае и Эдипе, а также о детях и внуках последнего. Троянский кикл начинался предысторией Троянской войны, которая объяснялась решением Зевса сократить население земли. Далее рассказывалось о свадьбе Пелея и Фетиды, затем излагались события, связанные с этой свадьбой, вплоть до высадки ахейцев на троянском берегу. Заканчивался троянский кикл смертью Одиссея, павшего в бою с Телегоном, его сыном от Кирки, не знавшим отца. Каждая поэма теснейшим образом смыкалась с последующей. Так, продолжавшая "Илиаду" "Эфиопида" начиналась с измененного последнего стиха "Илиады":

Гектора лишь схоронили, Ареева дочь, амазонка,
Мощного сердцем, убийцы людей, прибыла к Илиону.

Киклические поэмы не имели сюжетного и композиционного единства, уступая гомеровским по своим художественным достоинствам. Но из-за содержания они были очень популярны.

В дни общенародных торжеств состязания рапсодов открывались исполнением гимна в честь бога, которому был посвящен праздник. Древние называли эти гимны гомеровскими, так как их автором считали Гомера. Свыше тридцати гимнов, различных по содержанию, объему, времени и месту возникновения, дошли до нас. Некоторые из них близки по времени к "Одиссее", другие - более поздние, есть среди них даже гимны эллинистического периода. Одни возникли в Ионии и на островах Эгейского моря, другие - в материковой Греции. Возвышенный драматизм характерен для гимна к Деметре. Дочь Деметры, богини земли, Персефону похитил бог подземного царства Аид. В поисках дочери богиня обошла всю землю и пришла в Аттику, где поселилась недалеко от Афин, в Элевсине. Здесь она научила людей земледелию, установила особые таинства и, узнав о судьбе дочери, покинула Элевсин. Любовную ионийскую новеллу представляет собой гимн к Афродите, в котором говорится о любви богини к пастуху Анхизу. Гимн к Гермесу посвящен событиям, связанным с рождением бога, который

Утром, чуть свет родился, а к полудню играл на кифаре,
К вечеру выкрал коров у метателя стрел Аполлона.

В гимне к Аполлону рассказывалось о чудесном рождении бога на острове Делосе, а в другом гимне, впоследствии присоединенном к первому, излагалась история победы Аполлона над чудовищем, в честь которой бог основал город Дельфы с храмом и знаменитым оракулом. Заканчивая первый гимн, рапсод обращается к делосским девушкам с просьбой рассказывать всем о лучшем из певцов:

Старец слепой, обитает на Хиосе он каменистом
Лучшими песни его и в потомстве останутся вечно.

Эти слова долго считались "авторской репликой" самого Гомера, хотя гимн датируется VII в. до н.э.

За гимном следовало обычно основное эпическое повествование, переход к которому осуществлялся в формульном стихе:

Ныне тебя помянув, начинаю я песню другую.

Гомер, родоначальник всех поэтов, считался также автором веселых шуточных произведений. С его именем связывалась "Батрахомиомахия" ("Война мышей и лягушек") - небольшая пародийная поэма, в которой в традициях возвышенного эпического стиля "Илиады" воспевалась война мышей и лягушек. Произведение это возникло скорее всего в эллинистическую эпоху. Но другую комическую поэму, "Маргит", даже Аристотель приписывал Гомеру, называя его основоположником комического жанра. Маргит, герой поэмы, единственный сын богатых родителей, отличался глупостью и поразительной самоуверенностью:

Многие знал он дела, но все одинаково плохо.

Шутливому пародийному тону рассказа о незадачливом герое соответствовал своеобразный стихотворный размер, в котором гекзаметр сменялся ямбом.

Гомеру приписывали также эпиграммы, посвященные жизни странствующего певца и возникшие, вероятно, в среде рапсодов в VIII-VII вв. до н.э. В одной из таких эпиграмм рапсод встречает на берегу рыбаков:

Как ваш улов, рыбаки? - Мы бросили все, что поймали.
То, что смогло ускользнуть, все мы несем на себе.

Ответ на загадку-шутку предполагался следующий: рыбаки ловили на себе паразитов.

ГЕСИОД

Эпический поэт Гесиод, первая известная личность в греческой литературе, - древнейший поэт материковой Греции. Его творчество относится примерно к 700 г. до н.э. С именем Гесиода греки связывали возникновение дидактического (наставительного) эпоса.

Отец поэта переехал из Малой Азии в Беотию и поселился с семьей у подножия Геликона,

... в деревне нерадостной Аскре,
Тягостной летом, зимою плохой, никогда не приятной.

("Работы и дни", ст. 639-640)

Беотия того времени - сельская область, почти изолированная от остального греческого мира, окруженная с трех сторон горами, а с четвертой - закрытая большим болотистым озером. Ее население составляли земледельцы и пастухи, ведущие суровую борьбу за существование. Но с древнейших времен Беотия славилась своими сказаниями и замечательным керамическим искусством, чему, по преданию, способствовали Музы, дочери Зевса, жившие на Геликоне и Парнасе. Все творчество Гесиода проникнуто мотивами беотийского фольклора. С Гесиодом, пастухом и землепашцем, ставшим впоследствии рапсодом, Музы впервые спускаются в повседневную жизнь. Поэт сам рассказывает, как однажды к нему, задремавшему возле своего стада на Геликоне, подошли Музы, дали посох из лавра, вдохнули дар священных песен и приказали идти учить людей. В рассказе о своем посвящении в рапсоды Гесиод вступает в полемику с Гомером, объявив повествование о героических деяниях прошлого лживой выдумкой. Хотя художественное мастерство гомеровского эпоса и гомеровский язык унаследованы Гесиодом, тематика его произведений совершенно иная.

Древние приписывали Гесиоду многочисленные произведения. Теперь же он известен как автор дидактической поэмы "Труды и дни" и значительной части поэмы "Теогония".

"Труды и дни" составлены в форме поучения брату поэта Персу. Рассказывается история семейной тяжбы братьев из-за отцовского наследства. После смерти отца Перс подкупил судей и оттягал себе большую часть отцовского имущества. Но богатство не пошло ему впрок. Вскоре Перс разорился и начал новую тяжбу с братом. Ответом на несправедливые притязания Перса и явилась поэма Гесиода, состоящая из 828 гекзаметров.

Глазом и ухом внимай мне, во всем соблюдай справедливость.
Я же, о Перс, говорить тебе чистую правду желаю...

Эта внешне вполне правдоподобная история является для Гесиода предлогом для рассуждений на общие темы. Их в свою очередь предваряет рассказ о двух Эридах. Первая порождает здоровое соревнование в труде, вторая - злую вражду и распри. Перс должен отвернуться от второй Эриды и думать только о первой, которая научит его правильно жить. Далее поэт переходит к рассказу о правильной жизни, основой которой является труд - источник жизни и богатства. Жизнь людей на земле ухудшается с каждым новым поколением. В подтверждение этой мысли Гесиод приводит два мифа - о первой женщине Пандоре и о пяти поколениях. Пандору создали боги, наградив разнообразными дарами, и послали на землю, вручив ей плотно закрытый сосуд. Любопытная Пандора нарушила запрет богов и открыла крышку сосуда. Тотчас же оттуда вылетели и разлетелись по всей земле болезни и беды. В страхе Пандора захлопнула крышку, но в сосуде уцелела одна надежда, которую посланница богов принесла людям. Согласно второму мифу, пять поколений людей последовательно сменяли друг друга. За золотым поколением, не знавшим нужды, труда и старости, пришло серебряное, люди которого были настолько горды, что не чтили богов, и Зевс истребил их. Медное поколение было поколением воинов, "сила ужасная собственных рук принесла им погибель". Четвертое поколение героев встретило смерть под стенами Фив и Трои. Железное поколение, к которому Гесиод причисляет себя, не имеет "передышки ни ночью, ни днем от труда и от горя". Труд - тяжелая и неизбежная необходимость, посланная Зевсом в наказание людям:

Скрыли великие боги от смертных источники пищи.

Железное поколение погибнет, если насилие победит справедливость - таков вывод Гесиода. Он наставляет брата:

Слушайся голоса правды и думать забудь о насильи...
Помни всегда о завете моем и усердно работай,
Перс, о потомок богов, чтобы голод тебя ненавидел...

Растущий произвол знати, факты социальной несправедливости приводят Гесиода к пессимистическому заключению о тщетности сопротивления сильному. Иллюстрацией этого положения служит басня о соловье в когтях у ястреба, первая литературная басня. Рассуждения поэта на общие темы сменяются практическими советами, следуя которым даже небогатый человек проживет честно, счастливо и в достатке. Указывается время, благоприятное для сельских работ, время, пригодное для мореплавания. Среди практических советов и наставлений встречаются перечни поверий, которые завершают поэму. Ее финал - "Дни" - своеобразный календарь счастливых и несчастливых дней:

То, словно мачеха, день, а другой раз - как мать человеку.

Поэма "Теогония" представляет пространную родословную богов, которая является одновременно первой систематической историей происхождения мира, воспринимаемой поэтом в рамках мифологии. Мир начался с извечно существовавшего Хаоса (зияющая бездна), Земли и Эрос (Любовь). Хаос и Земля произвели Урана (Небо), Эреб (Мрак), Эфир (Свет), Ночь, День и прочие части мироздания. От брака Урана и Земли родились могучие титаны. Один из них, по имени Кронос, сверг отца и стал владыкой Вселенной. Боязнь потерять свою власть заставляла Кроноса пожирать всех своих детей. Владычество Кроноса продолжалось до тех пор, пока его младший сын Зевс, случайно избегнувший общей участи, не восстал против отца. Кронос был повергнут в Тартар, проглоченные им боги возвращены к жизни, и воцарением Зевса завершилась эра великих катастроф (переворотов). Победив выступивших против нового порядка титанов и прочих чудовищ "темного мира", Зевс установил долгожданный порядок (Космос) и стал блюстителем справедливости.

Стиль гесиодовской поэзии близок к гомеровскому, но из-за общей дидактической направленности поэм в них почти отсутствуют яркие гомеровские метафоры, сравнения и эпитеты. Композиция поэм очень своеобразна, иногда она кажется даже более архаической, чем композиция гомеровских поэм. Отрывки нанизываются друг на друга, одна мысль цепляется за другую, и несомненное единство поэмы с трудом улавливается-современным читателем. Гесиодовские поэмы, как и гомеровские, предназначены для чтения вслух; отсюда звуковая гармония стиха, ритмические сочетания многосложных имен, внутренние рифмы и аллитерации.

Поэмы Гесиода в древности пользовались большой популярностью. Поэма "Работы и дни" была даже вырезана на металлической доске и выставлена у подножия Геликона для всеобщего обозрения. Около V в. до н.э. возникла легенда о состязании Гомера и Гесиода в поэтическом искусстве. По словам историка Геродота, Гомер и Гесиод "составили для эллинов родословную богов, снабдили имена божеств эпитетами, поделили между ними достоинства и занятия и начертали их образы".

Последователи и продолжатели Гесиода стремились посредством мифов упорядочить и систематизировать все представления человека о мире и о самом себе. В наставлениях и поучениях миф продолжал оставаться самым веским аргументом. Знатные греческие роды утверждали незыблемость своих прав ссылками на божественность своего происхождения. Поэтому каталогические перечисления мифологических героинь, ставших возлюбленными богов, считались основными свидетельствами законности притязаний представителей знати. Поэма о героинях, прародительницах основных греческих родов, приписываемая в древности Гесиоду, но, вероятно, сочиненная в его традициях, была самой известной среди подобных поэм.

Стремление связать поэзию с требованиями повседневной жизни, выдвижение на первое место этических проблем свидетельствовали о приближении новой эпохи, о крупных мировоззренческих сдвигах в обществе. Эпос терял свою актуальность. Новая эпоха становления классового общества порождала новую поэтическую тематику, которая отвечала изменившимся потребностям общества и осознающей себя личности. На смену эпосу пришла лирика.

ЛИРИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

Общая характеристика

Термин "лирика" возник в эллинистический период. Его употребляли по отношению к сольным и хоровым песням, которые исполнялись под аккомпанемент лиры. В древности не было разницы между стихотворением и песней, так как вся поэзия отличалась напевностью. Источником античной лирики явилось песенное народное творчество.

Античные филологи основывали свое определение лирики на характере аккомпанемента, то есть на чисто формальном признаке. В новое время этот термин был использован в условном значении им определяли содержание поэтического жанра, впервые сложившегося в Греции в начале VII в. до н.э. Поэтому мы называем теперь лирическими те стихотворения, в которых отражены переживания человека, его чувства и мысли, порожденные многообразными реальными явлениями жизни. Это обстоятельство позволяет нам причислить к лирике элегию и ямбическую поэзию, античные ученые не считали их лирическими, так как они сопровождались звуками флейты или какого-нибудь иного инструмента, но не лиры

По характеру исполнения греческая лирика делилась на монодии и хоровые песни. Монодии исполнялись одним человеком. Те монодии, которые пелись под лиру, назывались мелическими и отличались большим разнообразием поэтических размеров.

Греческая лирика зарождается в период крушения родового строя, в условиях ожесточенной внутренней борьбы и становления классового рабовладельческого общества.

В VIII-VII вв. до н.э. в жизни большинства греческих общин произошли значительные изменения. На территории общин возникали города, в которые устремлялись ремесленники и торговцы. Когда же в VII в появились первые деньги, значение ремесла и торговли сразу возросло. Одним из видов товара сделались рабы, военнопленные и должники, дешевый труд которых оказался крайне выгодным в производстве предметов потребления. Постепенно в руках торговцев и ремесленников скапливались значительные богатства. Но родовая знать, не желавшая расставаться со своими политическими и социальными привилегиями, сохраняла за собой всю политическую власть. Представители родовой знати, аристократы, считали себя прямыми потомками богов или особо чтимых героев. Поэтому они требовали признания наследственной преемственности своих прав, называя себя единственными хранителями родовых традиций и установлений общины. Своим покровителем аристократы называли Аполлона, которого они противопоставляли всем прочим богам, прежде всего Дионису, богу виноградарей и земледельцев. Господство аристократов тяжелым бременем ложилось на плечи мелких свободных земледельцев. Большинство из них, разоренные и лишенные всяких средств, уходили в город, пополняя ряды городской бедноты, или же шли в кабалу к аристократам. Недовольство сельского населения поддерживалось в городе, где богатые торговцы и ремесленники мечтали о политической власти, а беднота считала аристократов основными виновниками своего разорения.

В обстановке тяжелой и напряженной борьбы возникает поэзия, в которой находят выражение мысли и чувства человека, участника этих бурных событий. Одним из условий возникновения такой поэзии является рост самосознания личности, выделяющейся из всего коллектива, но еще не противопоставляющей себя своему коллективу. Лирика связана с народным песенным творчеством, и хотя поэты по-прежнему обращаются к лексическим и художественным средствам эпической поэзии, они пользуются местными диалектами.

Архилох и ямбическая поэзия

Архилох - первый греческий поэт, рассказавший в стихах о себе и своих чувствах. Время жизни Архилоха точно неизвестно, но с его именем связана первая дата в греческой литературе. В одном его отрывке описывается солнечное затмение, происходившее по вычислениям астрономов 5 апреля 648 г. до н. э . Таким образом, творчество Архилоха относится к середине VII в. до н.э.

200 отрывков различной величины составляют в настоящее время литературное наследие Архилоха. Среди них нет ни одного полностью сохранившегося стихотворения.

Архилох - уроженец Пароса, маленького бедного острова в Эгейском море. Па отцу он принадлежал к местному знатному роду, но мать его была рабыней, и бедность сопутствовала ему всю жизнь, так как он не мог иметь своей доли в отцовском наследстве. Впоследствии он был удостоен божественных почестей, имел на Паросе свое святилище, надпись при входе в которое рассказывала о древней истории Пароса и о жизни Архилоха. Недавно найдены обломки этой надписи, содержащие текст легенды о божественном посвящении Архилоха. Однажды юный Архилох по приказанию отца погнал в соседнее селение на продажу корову. При свете луны он заметил каких-то женщин, которые подошли к нему со смехом и шутками, предлагая продать им корову. Не успел Архилох ответить, как они исчезли, оставив у его ног лиру. Дома никто не поверил ему, но так как корову нигде не могли найти, отец отправился в Дельфы и получил оракул: сыну суждено приобрести бессмертную славу.

Архилох сам называл свою поэзию и лиру "сладостным даром Муз", а себя - "глашатаем" и "воином". Согласно той же легенде, он иначе запел старые песни и ввел на Паросе новый культ Диониса. Но соотечественники поэта враждебно встретили эти нововведения и даже обвинили его в безбожии. Тогда за певца вступился Дионис, жестоко покарав паросцев, и те, по совету Аполлона, раскаялись в своем поведении и по заслугам оценили Архилоха.

Архилох - наставник и руководитель своих сограждан. Его стихотворения дидактичны. Но в них изображаются личные чувства поэта, которые, как и поведение, порожденное данными чувствами, должны получить общественное признание и стать нормой.

В античной литературе большой популярностью пользовались песни-приветствия, древнейшим образцом которых служит недавно опубликованный фрагмент Архилоха. Поэт приветствует в нем благополучное возвращение какого-то вождя. Но не прославление богатой добычи или военных подвигов вернувшегося, а радость встречи составляет основное содержание стихотворения. Поэт с неподдельным чувством рассказывает о счастье воочию увидеть прибывшего, протянуть ему руки, встать рядом с ним, ощутить его возле себя. Гибель, грозившая ему недавно в морской пучине или на поле брани от вражеских копий, страшит Архилоха. Но ужас не в том, что герой погибнет юным, вдали от друзей; смерть героя принесет горе поэту, сделает его одиноким. В таком контексте обретает новую жизнь и древняя фольклорная метафора о тьме, ставшей светом, и эпические формулы и выражения ("сверкающая юность", "руки копьеносцев" и др.).

Старинные нравственные заповеди зачастую не удовлетворяют поэта, он не скрывает пренебрежения к ним. Так, следуя традициям своего рода, Архилох возглавил паросцев, собравшихся плыть на север для освоения новых земель. Постоянные столкновения с местными жителями, недоброжелательное отношение ранее прибывших греков и набеги воинственных фракийских племен ожидали паросских пришельцев. Архилоху, пришлось использовать оружие воина и слово поэта, чтобы отразить военную опасность и поддержать товарищей, вселяя в них бодрость и веру. В обстановке постоянной борьбы потеря каждого человека грозила гибелью остальным. Для гомеровского героя невозможно ни бегство с поля боя, ни потеря щита (это считалось позорным). Архилох с иронией и юмором рассказывает о том, как, спасаясь от смерти, он бросил свой щит:

Носит теперь горделиво саиец мой щит безупречный:
Волей-неволей пришлось бросить его мне в кустах.
Сам я кончины зато избежал, и пускай пропадает
Щит мой. Не хуже ничуть новый могу я добыть.

Гомеровские выражения в ином контексте звучат иронически, а эпитет "безупречный" в применении к брошенному в кусты щиту, возможно, приобретает даже полемическое звучание. Не щит, а человек, спасший свою жизнь ради новых побед, должен считаться "безупречным". "Необходимое бегство не несет людям позора", - говорит поэт в другом стихотворении, вновь повторяя историю о брошенном щите. Никто не может упрекнуть его в трусости, он бросается на врага, как изнемогающий от жажды устремляется к чистому источнику.

Архилох призывает к стойкости духа, к умению противостоять превратностям судьбы, определяя смену удач и неудач как "ритм жизни". Поэт сам подает пример активного отношения к окружающему, хвалясь своим умением "с другом дружить, а с врагом враждовать и злословить".

Тема дружбы и любви неоднократно повторяется у Архилоха. Влюбленный в юную Необулу, он мечтает как о недосягаемом счастье коснуться руки девушки. В свидетели ее красоты он, подобно Гомеру, призывает старцев: "Старик влюбился бы в ту грудь, в те миром пахнувшие волосы". Любовь Архилоха оказалась взаимной, и он получил от отца девушки согласие на брак. Но затем старик передумал и запретил дочери встречаться с Архилохом. Недавний друг и возлюбленная становятся врагами Архилоха. И он, верный своему правилу, обрушивается на них с гневными стихами, из-за которых Необула и ее отец становятся всеобщим посмешищем. Рассказывают, что публичное поношение заставило их покончить с собой. Последнее свидетельство принадлежит к числу "бродячих легенд", но оно подтверждает силу обличительной поэзии Архилоха, в которой, по словам древних, таились "жало змеи и яд пчелы".

Архилох не дожил до старости и погиб в сражении. По преданию, его убийцу с позором изгнали из храма Аполлона и всему его роду навсегда был закрыт доступ в Дельфы.

Произведения Архилоха ценились очень высоко, и в древности его ставили в один ряд с Гомером и Гесиодом. Как первый лирический поэт, избравший поэзию средством выражения личных чувств, Архилох стоит у истоков всей европейской лирики. Творчество Архилоха было очень разнообразно. Он сочинял элегии, гимны, эпиграммы, басни, но его считали создателем ямбической поэзии, возникшей из народных песен-поношений. О происхождении таких песен рассказывалось в гомеровском гимне к Деметре. Когда богиня Деметра, горюя о пропавшей дочери, сидела в слезах у порога царского дома в Элевсине, к ней подошла служанка Ямба и своими шутками и непристойными жестами рассмешила богиню. С тех пор в память этого события на праздниках Деметры народ распевал насмешливые песни, вышучивая друг друга. Подобные песни, известные в фольклоре многих народов, слагались в Греции в определенных размерах - ямбах и трохеях.27 Архилох первым обратился к ямбическим песням и, сохранив и усовершенствовав их ритм, использовал для выражения личных чувств. Он воспользовался обязательной для них остротой насмешки, но сделал ее орудием личной полемики. А его нововведение было подхвачено многочисленными поэтами и писателями, включая греческих комедиографов V в. до н.э.

Вероятно, современником Архилоха был поэт Семонид (Симонид) Аморгский, сочинявший поучения в стихах. Из его наследия любопытна ямбическая поэма о женщинах, представляющая собой сатиру с фольклорными традициями. Семонид классифицирует женские характеры по их происхождению от животных или стихий: от свиньи произошли неряхи, от земли - лентяйки, от лошади - кокетки, от моря - капризные женщины, но похвалы достойны только те, которые ведут сбой род от трудолюбивой пчелы.

Последним классическим ямбическим поэтом древние называли Гиппонакта из Эфеса, жившего во второй половине VI в. до н.э. Герой Гиппонакта, которым, возможно, является сам поэт, - озлобленный бродяга, без стеснения выпрашивающий подачки и издевающийся над своими врагами и богачами. Среди фрагментов стихов Гиппонакта попадаются язвительные пародии на гимны с их торжественным пафосом. Поэт смело сочетает гомеровскую лексику с местными простонародными выражениями. По преданию, за нападки на правителей города Гиппонакт был вынужден покинуть Эфес. Необычность поэтической манеры Гиппонакта подчеркивается особым размером, названным в древности холиямбом (хромым ямбом). Особенность этого размера состоит в том, что плавный ямбический стих нарушается в последней стопе хореем:

Богатства бог, чье имя Плутос, - знать, слеп он!
Под кров певца ни разу не зашел в гости
И не сказал мне: "Гиппонакт, пока тридцать
Мин серебра тебе я дам; потом - больше".
Ни разу так он не зашел в мой дом: трус он!

Элегическая поэзия

Фольклорными предшественниками греческой элегии, возникшей в Ионии в начале VII в. до н.э., были похоронные плачи - трены, исполняемые, согласно поэтической традиции, под аккомпанемент флейты. Народные похоронные плачи всегда дидактичны, так как содержат наставлений живым сородичам и напутствия в загробной жизни покойнику. Возможно, что в устной традиции плачей возник их определенный песенный ритм, перешедший затем в литературу в форме элегического дистиха, обязательного размера литературной элегии и эпиграммы.28

Уже греческие филологи терялись в догадках о происхождении элегии и не могли сказать ничего определенного о создателях литературной элегии. Вероятно, она создавалась постепенно в процессе поисков форм и средств обращения старшего по возрасту и положению к младшим с целью поучения и наставления. Первые поэты использовали в своих элегиях дидактический элемент похоронных плачей и сохранили также обязательное для них обращение к одному или нескольким адресатам, небольшой объем и четкий выразительный ритм. Однако скорбная тема плача стала в элегиях лишней, ее заменило новое актуальное содержание, порожденное событиями реальной действительности. Литературным образцом для ранней элегии была эпическая поэзия. Элегия сохранила эпический язык, дополненный новыми ионийскими формами. Возникнув в Ионии, элегия быстро завоевала признание во всех областях Греции.

Древнейшим элегическим поэтом греки считали Каллина, старшего современника Архилоха. Каллин жил в Малой Азии и был уроженцем ионийского города Эфеса. В дошедших до нас отрывках поэт обращается к молодежи своего родного города с призывом спасти родину от вражеского нашествия. В первой половине VII в. до н.э. в Малую Азию с севера вторглось племя киммерийцев. Каллин говорит о "пламени ярой войны", которое охватило все соседние земли и близится к Эфесу. Призыв поэта переходит в наставление: смерти никто не избегнет, но лучшая смерть - гибель в бою за родину, "за малых детей, за молодую жену". Примером для юношей должен стать доблестный воин, который "единый творит воинов многих дела". Образ такого воина - пример для подражания - Каллин заимствует из гомеровского эпоса и находит его в образе Гектора.

Тема защиты родины звучит в элегиях Тиртея, спартанского поэта второй половины VII в. до н.э. Тиртей призывает граждан Спарты беречь родину, так как с ее благосостоянием связаны свобода и счастье всех спартанцев. Гарантия безопасности - твердость воина в бою:

Славное дело - в передних рядах со врагами сражаясь,
Храброму мужу в бою смерть за отчизну принять.

Единство, основанное на родовой связи сородичей, в элегиях Тиртея вытесняется новым единством граждан одного полиса, города-государства, родины. Большинство гомеровских героев сражалось ради личной славы и добычи. Тиртей внушает согражданам идею массового героизма во имя отечества и народа. Среди сохранившихся отрывков Тиртея есть изложение основ спартанского "благозакония". Ему приписывали маршевые песни, с которыми спартанцы шли в бой даже в позднейшие времена.

Каллин и Тиртей еще не являются певцами личных чувств. Их политические элегии выражают мнение коллектива, к которому принадлежали (может быть, даже возглавляя его) эти поэты.

Около 600 г. в городе Колофоне, в Ионии, жил поэт Мимнерм, которого греки называли создателем любовной элегии. По рассказам, в честь своей возлюбленной он сочинил сборник элегий, озаглавленный ее именем - "Нанно". Но фрагменты этого сборника указывают на повествовательно-мифологический характер его элегий, в них нет даже намека на какие-то субъективные чувства. Другие известные отрывки элегий Мимнерма посвящены рассуждениям о быстротечности жизни. Гомеровское сравнение кратковечности человека с листьями на деревьях Мимнерм использует для противопоставления страданий старости радостям юности. В другом фрагменте перечисляются блага жизни; первым названа "золотая Афродита", то есть любовь.

Лучший удел человека, по мнению Мимнерма, не переступать порога старости:

Час роковой настает, - и являются черные Керы
К людям: у первой в руках - старости тяжкий удел,
Смерти удел - у другой. Сохраняется очень недолго
Сладостный юности плод солнце взошло, - и увял.
После ж того, как пленительный этот окончится возраст,
Стоит ли жить? Для чего? Лучше тотчас умереть!

Возможно, эти элегии были размышлениями поэта, грустившего о прошлом и уставшего под бременем настоящего, то есть предвосхищали современные элегии. Но подобные настроения характерны для поколения Мимнерма, которое сложило оружие и покорно приняло в свои города иноземных правителей, лишь изредка вспоминая с грустью о былой славе Ионии.

К началу VI в. до н.э. кризис ионийской культуры стал очевидным. Ионийские города (Милет, Эфес, Колофон) попали под власть Лидии, а затем были завоеваны Персией.

В это же время в материковой Греции выдвигается город Афины, объявивший себя наследником малоазийской Ионии и претендующий на роль "первой страны средь ионийских земель". Эти гордые слова принадлежали глашатаю афинской славы поэту Солону (640-560 гг. до н.э.), все творчество которого проникнуто верой в высокое назначение его родины:

Родина наша не сгинет вовеки по воле Зевеса
И по желанью других, вечно бессмертных богов
Ибо над нею Афина Паллада, могучая сердцем,
Гордая мощным отцом, руки простерла свои.

Подобно элегиям Каллина и Тиртея, стихи Солона являются его публичными политическими выступлениями. Но его поэзия теснейшим образом связана со всем обликом поэта - государственного деятеля, делившегося со слушателями-согражданами своими планами и размышлениями.

В дни молодости поэта основным соперником и конкурентом Афин был соседний город Мегары, где жители рано свергли власть родовой аристократии и где в те времена процветали ремесла и торговля. Во время военного столкновения с соседями афиняне потеряли остров Саламин, а с ним свободный выход в открытое море. Все попытки вернуть Саламин оказались неудачными. Был издан закон, запрещающий под страхом тяжелого наказания всякое упоминание о Саламине. После этого Солон покинул Афины и отправился путешествовать. Но однажды на городской площади у каменного возвышения, откуда обычно обращался к народу глашатай с различными важными известиями, появился незнакомый странник. Заинтересованные афиняне обступили его, он попросил внимания и вдруг стал читать стихи, призывающие к битве за Саламин:

Вестником я прихожу с желанного нам Саламина,
Но вместо речи простой с песнею к вам обращусь..

Свое стихотворение странник закончил призывом:

На Саламин мы пойдем, сразимся за остров желанный,
И прежний стыд и позор с плеч своих снимем долой!

С первых же слов афиняне узнали Солона и слушали его, боясь проронить слово. А затем, воодушевленные его призывом, переправились на Саламин и разбили застигнутого врасплох противника. Из ста стихов знаменитой "Саламинской элегии" дошли до нас всего шесть.

В период ожесточенной борьбы народа и эвпатридов враждующие партии обратились к Солону, самому популярному человеку в Афинах, надеясь, что он сумеет предотвратить нежелательное для всех военное столкновение. О государственных преобразованиях, проведенных Солоном, мы узнаем из его стихов. Поэт переносит нас в суд Времени, куда враги вызвали Солона. Но в защиту последнего выступает сама Мать Земля, так как Солон исцелил ее израненное тело, приказав извлечь из него позорные залоговые столбы. Он разыскал ее несчастных детей-афинян, проданных в рабство за долги, и вернул их родной земле. В другом стихотворении Солон, вновь полемизируя со своими недругами, приписывает себе заслугу предотвращения столкновения между демосом и аристократами в Афинах. Своих врагов поэт образно сравнивает со стаей лающих псов, окруживших исполина-волка.

В своих элегиях Солон неоднократно обращается к гомеровскому наследию. Одно его стихотворение начинается призывом к Музам, но поэт просит у богинь не песен, а счастья. Неожиданная просьба объясняется тем, что поэзия, по словам Солона, лишь часть его деятельности, направленной на завоевание счастья и достижение справедливости.

Солон стремится все понять и объяснить. Как и его современники, он противопоставляет ограниченным возможностям человека беспредельное могущество божественных сил. Но мировоззрение его оптимистично, и основным мировым законом он утверждает Справедливость, отождествляемую им с образом Зевса. По мнению Солона, люди часто забывают о мере, а чрезмерность и пресыщение порождают заносчивость и надменность, за которыми неизбежно следует преступление. Но во имя установления справедливости ни одно преступление не остается ненаказанным, хотя зачастую за преступления предков расплачиваются их потомки. Эти этические догмы, впервые четко сформулированные Солоном, впоследствии найдут полное выражение в трагедиях Эсхила и Софокла.

Поэзия Солона неотделима от его практической деятельности и обращена к согражданам и современникам. Солон считает, что разумная и полезная обществу деятельность не прерывается с наступлением старости. И если Мимнерм пределом человеческой жизни называл 60 лет, Солон считает своим долгом вступить в полемику с ним: "Смерть пусть приходит, когда минет десяток восьмой". Старость несет с собой мудрость, и поэт не стыдится признаться: "В старости с каждым я днем многому снова учусь".

Но афинский общественный деятель и поэт никогда не был бесстрастным моралистом или аскетическим проповедником. Все его творчество проникнуто любовью к жизни, принимаемой им во всем ее многообразии. Поэтому на склоне лет поэт признается:

Любы мне и теперь Афродита, Дионис и Музы,
Все те, кто людям несут радость - источник утех.

Имя Солона стало у греков нарицательным именем носителя светлого и жизнеутверждающего мировоззрения. С образом поэта связывались представления об идеальном эллине, гражданине и человеке. Солон был включен после смерти в число семи замечательных греческих мудрецов и стал героем многочисленных легенд и преданий.

До нашего времени дошел сборник небольших элегий, предназначенных для исполнения на пирах, то есть своего рода застольный песенник. Большинство элегий (около 1400 строк) принадлежит поэту-аристократу Феогниду из Мегар (середина VI в. до н.э.). После поражения аристократической партии у себя на родине Феогнид скитался по всей Элладе. Его стихи в основном сочинены в годы изгнания и проникнуты лютой ненавистью к демократам, ко всем тем, кто не отмечен печатью "благородного" происхождения. Поэзия является для Феогнида лучшим средством увековечить свою ненависть и завещать ее новым поколениям. Он верит в силу и бессмертие стиха:

Песня людская бессмертна. И есть, и была, и пребудет
Песнь у людей, пока Феб всходит над черной землей.

Непосредственный адресат Феогнида - юный Кирн, ученик и любимец поэта. По словам Феогнида, только происхождением определяется моральный облик человека. Аристократов он называет "добрыми"; всех остальных - "подлыми". Поэтому с наставлениями в правилах "подлинной доблести" можно обращаться только к аристократам, и лишь им одним доступно обучение. Аристократ должен презирать всех неравных ему по рождению:

Твердой ногой наступи на грудь суемыслящей черни,
Бей ее медным бодцом, шею пригни под ярмо!

Но власть денег развращает аристократов, заставляет их вступать в браки с "подлыми" и уподобляться им. Поэтому нередко в стихах Феогнида непримиримая ненависть уступает место беспредельному отчаянию, мыслям о суете "всего земного" и мечтам о смерти:

Вовсе на свет не родиться - для смертного лучшая доля.

Эпиграмма

Греческое слово эпиграмма в переводе означает "надпись". Так называли стихотворения, вырезаемые на надгробных памятниках (эпиграмма-эпитафия) или на предметах, предназначенных в дар (посвятительная эпиграмма). Автором ряда эпиграмм греки называли Гомера, что свидетельствовало о большой древности подобного рода произведений. Стихотворным размером эпиграмм был дактилический гекзаметр либо ямбы и трохеи. Две найденные недавно древнейшие эпиграммы датируются началом VIII в. до н.э. Одна из них - надпись на вазе, поднесенной искусному плясуну, другая - надпись на кубке: каждый, кто коснется губами его края, окажется пленником Афродиты.

Впоследствии основным размером эпиграммы становится элегический дистих. Среди стихотворений Феогнида в особую группу были выделены в древности короткие элегии, обращенные к Эроту или Афродите и прославлявшие любовь. В дальнейшем такие стихотворения тоже стали причислять к эпиграммам.

Геродот, историк V в. до н.э., приводит ряд надписей, списанных им с храмовых треножников. Эпиграммы эти очень кратки и выразительны:

Амфитрион меня посвятил, победив телебоев.

Пожертвованный в храм треножник обращается как бы от своего имени, сообщая имя дарителя и повод для дара.

Имена сочинителей подобных эпиграмм не были известны. Вероятно, поэты считали это второстепенным занятием и не заботились об увековечении своих имен, что противоречило бы и самому характеру эпиграмм.

Первым прославленным мастером эпиграммы стал Симонид Кеосский, живший в конце VI - начале V вв. до н.э., классик хоровой лирической поэзии, о котором речь пойдет ниже.

Мелическая поэзия

Мелическая поэзия, многонапевная и предназначенная для сольного исполнения, возникла впервые на острове Лесбосе.

Лесбос - один из многочисленных островов Эгейского моря, расположенный недалеко от побережья Малой Азии, принадлежал к наиболее богатым в природном отношении греческим островам. Древние культурные традиции связывали Лесбос с Малой Азией и Фракией, севером Балканского полуострова. Рассказывали, что из Фракии к Лесбосу прибило волнами голову поэта Орфея, привязанную к лире. Жители острова с должными почестями похоронили Орфея, а на его могилу положили лиру, и ветер, касаясь слегка струн, не давал им умолкнуть. Звуки Орфеевой лиры понеслись по воздуху, весь остров наполнился песнями, которые с тех пор звучат постоянно. Такова была древняя легенда.

В действительности, с незапамятных времен Лесбос славился народными песнями. При всей скудности наших сведений о греческом фольклоре только с Лесбоса дошли до нас две песни. Текст одной из них, очень древней по своему ритму, около 600 г. до н.э. был обновлен. Эту песню пели мукомолы в такт движению жерновов. Другая песня, которую некоторые исследователи приписывают поэтессе Сапфо, - жалоба девушки, покинутой возлюбленным.

Народную лесбосскую песню, исключительно разнообразную по содержанию и напевам, использовали в своем творчестве лесбосские поэты Алкей и Сапфо.

Алкей, расцвет творчества которого относится к началу VI в. до н.э. - идеолог лесбосской аристократии. Еще мальчиком вместе со старшими братьями он принимал участие в столкновении аристократов с демосом и его вождями - тиранами. С тех пор борьба стала для него содержанием всей жизни. Вооруженные столкновения с демосом приносили то победы, то поражения Алкею и его друзьям. Алкей приветствует победы буйным восторгом:

Пить, пить давайте! Каждый напейся пьян!
Хоть и не хочешь - пьянствуй! Издох Мирсил!

Поражения и сопутствующее им изгнание Алкей встречает гневом и отчаянием. В одном из фрагментов рассказывается, как изгнанник, укрывшийся в храме, тяготится своей судьбой. В другом стихотворении поэт молит богов, покровителей Лесбоса, спасти его от участи изгнанника. Возможно, что с переживаниями изгнанника связано также другое стихотворение Алкея, в котором поэт сравнивает участь своих единомышленников с судьбой корабля, застигнутого бурей:

Пойми, кто может, буйную дурь ветров.
Валы катится - этот отсюда, тот
Оттуда, в их мятежной свалке
Носимся мы с кораблем смоленым.

Этот аллегорический образ, впоследствии ставший постоянным поэтическим образом, впервые встречается у Алкея.

Вероятно, вынужденное бездействие заставляло Алкея много путешествовать. В стихах отражены его впечатления от посещения материковой Греции, Фракии, Египта. Брат поэта побывал даже в Вавилоне. Алкей приветствует его возвращение и рассказывает о том, как брат победил великана - телохранителя царя и был за это награжден мечом с рукоятью из слоновой кости. Рассказ Алкея эпичен и скорее напоминает библейскую историю о Давиде и Голиафе, чем аналогичное стихотворение-приветствие Архилоха.

Но иногда эпическая манера Алкея оказывается внешней. В одном фрагменте, например, описывается зал, полный оружия и воинских доспехов. Поэт подробно, в спокойной повествовательной манере, с обязательным характеризующим эпитетом перечисляет шлемы с белыми султанами, поножи, кольчуги, панцири, щиты, мечи, пояса и перевязи. И только в конце неожиданно раскрывается идейный смысл всего стихотворения: оружие собрано для восстания, и Алкей подает друзьям знак к началу его:

Готово все!
Ничего не забыто здесь:
Не забудем и мы, друзья, -
За что взялись!

Оружейная палата, в которую Алкей песней созывал своих единомышленников, была для них в мирные часы пиршественным залом, где также звучали песни Алкея, прославлявшие дружбу, любовь и вино:

К чему раздумьем сердце мрачить, друзья?
Предотвратим ли думой грядущее?
Вино из всех лекарств лекарство
Против уныния. Напьемся ж пьяны!

Композиция подобных стихотворений определила построение последующих античных застольных песен. Они начинались с описания обстановки пира, затем указывалось время года и повод для пира. Часто в застольных песнях Алкея иллюстрацией к высказанной поэтом мысли является миф. Например, приглашая всех на пир, Алкей призывает веселиться, так как всем придется из радостного и солнечного мира спуститься к водам мрачного Ахеронта. А история Сизифа должна убедить в том, что даже такой хитрец, обманщик богов, не сумел избегнуть смерти.

Алкей дожил до старости. В фрагменте одной застольной песни говорится, что на пиру поэт льет благовония на свои седины.

Древние филологи разделили все поэтическое наследие Алкея на 10 книг по их содержанию (песни междоусобной борьбы, застольные песни, гимны и так далее). Они же находили в стихах Алкея "величие, сжатость и сладкозвучие, соединенные с мощью". Уже в древности была отмечена близость некоторых стихотворений Алкея к политическим выступлениям оратора.

Постоянна поэтическая манера Алкея. Он всегда стремится передать своим слушателям одно четкое впечатление, заслонившее множество второстепенных, и воссоздать один яркий зрительный образ.

Младшей современницей Алкея и его соотечественницей была поэтесса Сапфо. Ее семья также принадлежала к местной родовой аристократии. В юности Сапфо вместе с родными жила в изгнании. Затем вернулась в Митилену и вышла замуж. Многие ее стихи посвящены дочери Клеиде. Сапфо, по словам античных критиков, была мала ростом и даже среди смуглых южан выделялась своей темной кожей. В древности ее имя было окружено неизменным почетом и благоговейной любовью. В честь Сапфо повсюду воздвигались статуи, на монетах Лесбоса чеканилось ее изображение, ее называли лесбосской Музой. Но вместе с тем она была героиней различных легенд, изображавших ее женщиной сомнительной репутации. Эти легенды возникли после ее смерти и лишены исторической достоверности. Так, в одном распространенном предании рассказывалось о любви Сапфо к красивому юноше Фаону. Фаон отверг любовь стареющей поэтессы, и Сапфо бросилась в море с Левкадской скалы. В стихотворениях Сапфо, из которых полностью сохранилось лишь одно, действительно встречается имя Фаона. Но это мифический персонаж, один из любимцев Афродиты. А легенда о смерти Сапфо сочинена, вероятно, в угоду публике поздними греческими комедиографами, встретившими в стихах Сапфо, посвященных Афродите, имя Фаона До нас дошли фрагменты поэмы III в. до н. э , где перечислялись поэты, начиная с Гомера, и их возлюбленные, причем рядом с Гомером стояло имя Пенелопы, а имя подруги Гесиода было заимствовано из заглавия одной его поэмы. Упомянутая в легенде Левкадская скала не является реальным географическим местом, а представляет символ смерти в античной поэзии. Так возникла эта неправдоподобная история о смерти Сапфо, популярная даже в литературе нового времени (драма Грильпарцера "Сафо").

Своеобразие поэзии Сапфо и тематику ее песен, посвященных девушкам, нельзя понять без небольшого исторического экскурса.

Классовое рабовладельческое общество пришло на смену первобытному обществу, для которого на известной ступени его развития характерно существование определенных половозрастных объединений - фиасов. Мужской фиас был древней военной организацией племени, правовым и культовым его органом. Одной из главных обязанностей фиаса было воспитание юношей. Последние по достижении необходимого возраста проходили сложную церемонию посвящения (инициация) и становились полноправными членами племени и мужского фиаса. После возникновения государства, принявшего на себя основные функции мужских фиасов, последние утратили свою роль, но следы их сохранились в совместных трапезах, в совместном воспитании мальчиков и так далее. В первобытном обществе наряду с мужскими существовали также женские фиасы, функции которых нам недостаточно известны. С женскими фиасами связано развитие земледелия. Поэтому в исторические времена женщины и девушки в Греции были основными участницами праздников в честь богинь природы (Деметры, Афродиты, Персефоны, Артемиды). Воспитание девушек находилось в руках женских фиасов, сохранивших надолго воспитательные функции.

В частности, на острове Лесбосе родовая аристократия, некогда главенствующая в фиасах, всячески поддерживала существование мужских содружеств (гетерия) и девических объединений (агела). В агелах девушки получали все необходимые навыки будущей хозяйки, матери и жены.

Алкей был певцом одной лесбосской гетерии, объединявшей представителей родовой аристократии его города, а Сапфо возглавляла агелу, наиболее знаменитую среди других агел того времени.

Тематика песен Сапфо обычно связана со свадьбой, на которой поются обрядовые песни, широко известные в фольклоре различных народов. Содержание этих песен очень разнообразно. Есть среди них песни-плачи, в которых невеста прощается со своими близкими и оплакивает свое девичество, либо близкие и подруги прощаются и оплакивают ее. В песнях-величаниях прославляются невеста, жених, их родные и близкие.

Своеобразие поэтической манеры Сапфо проявляется в том, что поэтесса вносит в обрядовые традиционные песни свои личные чувства, от своего имени изображает все происходящее, сама становится активной участницей его:

Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой сидит, твой звучащий нежно
Слушает голос

И прелестный смех У меня при этом
Перестало сразу бы сердце биться
Лишь тебя увижу - уж я не в силах
Вымолвить слово,

И немеет тотчас язык, под кожей
Быстро легкий жар пробегает, смотрят,
Ничего не видя, глаза, в ушах же
Звон непрерывный,

Потом жарким я обливаюсь, дрожью
Члены все охвачены, зеленее
Становлюсь травы, и вот-вот как будто
С жизнью прощусь я.

В этом отрывке из стихотворения Сапфо, который известен также в вольном переводе римского поэта Катулла, многие исследователи видели страдания отвергнутой любви и ревности. Но скорее всего это отрывок свадебной песни, где оплакивалась невеста и прославлялся "богоподобный" жених.

Гимн к Афродите, единственное полностью сохранившееся стихотворение Сапфо, выдержан в строгих правилах традиционного гимна: обращение к богу с указанием всех его эпитетов, ссылка на прежнюю помощь и так далее. Но в гимне Сапфо безликий образ просителя становится живым и конкретным; для большей убедительности он отождествлен с самой поэтессой, которая рассказывает Афродите о своем любовном томлении. Слушатели, собравшиеся на праздник в честь Афродиты, действительно готовы поверить, что к Сапфо спускалась когда-то с высот Олимпа на золотой колеснице великая богиня. Они словно воочию видят Афродиту, ее колесницу, запряженную воробьями, и молящуюся Сапфо. К сожалению, нам неизвестно, на кого был рассчитан гимн и при каких обстоятельствах он исполнялся. Возможно, он предназначен для свадьбы, и поэтесса обращается к богине от имени жениха, или же гимн исполнялся девушками, из которых одна вскоре должна выйти замуж; имя ее избранника известно всем, его не нужно называть.

Раннегреческая лирика всегда сочинялась и исполнялась по определенному поводу. Не существует еще книжной поэзии, в стихах не выражаются отвлеченные чувства и представления. В творчестве Сапфо преобладает любовная тематика, так как целью воспитания девушек является брак. Связанные общими занятиями и интересами, объединенные вокруг своей руководительницы, девушки агелы дружны между собой. Отъезд подруги, вышедшей, замуж, воспринимается ими не только как радостнее событие, но и как печаль неизбежной разлуки. Поэтому свадебные песни (эпиталамии) сменяются у Сапфо песнями-утешениями и напутствиями, сочиненными в тех же традициях народной любовной поэзии. В одном стихотворении Сапфо утешает Атфиду, тоскующую в разлуке с Сапфо и подругами, в другом - девушка сама прощается с друзьями. Многие стихотворения посвящены подруге уехавшей девушки. Например, Сапфо рассказывает о вышедшей замуж Анактории и сравнивает ее с Еленой, которая из любви к Парису покинула прекрасного мужа, ребенка и родителей. История Елены, включенная Сапфо в песню-утешение, должна помочь подруге Анактории в ее горе. Причем с Менелаем поэтесса сравнивает покинутую Анакторией подругу, а с вероломным Парисом - мужа, к которому уехала девушка, добавляя, что мужчины не умеют любить. Странные сравнения и заключение этого стихотворения можно объяснить тем, что с пробуждением самосознания личности возникает стремление к любви, как к чувству, выходящему за пределы отношений между полами. Но для выражения новых чувств, даже если они касались взаимоотношений людей одного пола, пользовались привычными образами и лексикой.

Стихотворения Сапфо дидактичны, как вся раннегреческая лирика. Свои мысли поэтесса иллюстрирует личными переживаниями, но миф по-прежнему играет в ее стихах большую роль, С помощью мифа Сапфо сопоставляет события реальной действительности с аналогичными событиями из жизни богов и героев, и таким образом мифическое прошлое приобретает новый смысл и значение. Так, песня о свадьбе Гектора и Андромахи представляет собой песню участников свадебной процессии, в которой виновники торжества отождествлены со знаменитой гомеровской четой, а исполняющий песню хор - с троянцами, прославлявшими в песне брак Гектора и Андромахи. Миф перенесен в повседневную жизнь, то есть сделан тот шаг, который имел огромное значение для развития литературы.

Поэзия Сапфо отличается богатством размеров. Среди них чаще других встречается так называемая сапфическая строфа:

Пестрым троном славная Афродита,
Зевса дочь, искусная в хитрых ковах,
Я молю тебя: не круши мне горем
Сердца, благая!

Древние филологи собрали поэтическое наследие Сапфо и разделили его на 9 книг по ритмико-мелодическим типам стихотворений. Это число, вероятно, было также связано с девятью Музами, к которым греки причислили свою прославленную поэтессу:

Девять считается Муз. Но их больше: ведь Музою стала
И лесбиянка Сапфо. С нею их десять теперь.

Последним классиком мелической поэзии считался Анакреонт, живший во второй половине VI в. до н.э. Он был уроженцем Ионии, но в ранней юности покинул родной город, занятый персами. Сначала он поселился во Фракии, где впервые стал сочинять песни, прославившие его по всей Греции. Тираны (правители) крупных греческих полисов (городов-государств), соперничая друг с другом, собирали вокруг себя известных поэтов. Анакреонт, который предпочел жизнь странствующего певца участи персидского подданного, принимал подобные приглашения и подолгу жил при дворах тиранов на Самосе, в Афинах и в Фессалии.

На вазовых изображениях и в эпиграммах Анакреонта представляли стариком с лирой в руках, сидящим среди пирующих. Большинство стихотворений Анакреонта любовные, но так как они предназначены для исполнения на пирах ради увеселения тирана и его гостей, то их отличительной особенностью являются шутливая непосредственность и легкий юмор. Стихотворения Анакреонта очень невелики; переживания, описанные в них, несложны, и поэт находит для них четкие оригинальные образы.

Всесильный Эрот, бог любви, уподобляется кузнецу: он то ударяет свою жертву огромным молотом, то опускает ее в холодную воду. С мягким юмором жалуется поэт на свою старость, которая не является преградой для Эрота, но не привлекает благосклонного внимания юных красавиц:

Бросил шар свой пурпуровый
Златовласый Эрот в меня
И зовет позабавиться
С девой пестрообутой.
Но, смеяся презрительно,
Над седой головой моей,
Лесбиянка прекрасная
На другого глазеет.

В одном стихотворении, вероятно сочиненном во время пребывания во Фракии, Анакреонт восхищается дикой прелестью молодой необъезженной кобылицы. Этот образ перекликается у него с образом строптивой красавицы, которая с презрением отвергает всех поклонников. Это стихотворение известно в вольном переводе Пушкина, сохранившем всю прелесть и свежесть оригинала ("Кобылица молодая ..").

Греки знали также хоровые песни, элегии и ямбы Анакреонта, но для нас он навсегда остается, по справедливому замечанию Энгельса, классическим поэтом древности, воспевавшим любовь.20 Анакреонт имел многочисленных подражателей, сочинявших вплоть до византийского периода так называемые анакреонтические стихотворения, которые были включены в один сборник с подлинными стихами Анакреонта и лишь в середине XIX в. отделены от них. Эти анакреонтические стихи как по содержанию, так и по форме уступают стихотворениям Анакреонта. В них нет ясной простоты и высокой художественности поэзии последнего, но все же среди них немало талантливых и остроумных стихотворений ("Ужаленный Эрот", "Старик и зеркало", "Цикада" и др.). Анакреонтическая поэзия XVIII-XIXвв. вдохновлялась именно этой подражательной поэзией.

Среди представителей раннегреческой лирики Сапфо была не единственной поэтессой. Греки говорили, что в одаренности "мусическими искусствами" женщина не уступает мужчине. Но большинство греческих поэтесс имело узкий круг слушателей, чаще всего слушательниц, поэтому их творчество редко становилось достоянием веков. Наиболее известна Коринна из Беотии, которая, по преданию, победила в поэтическом состязании своего знаменитого земляка Пиндара. Недавно был найден папирусный отрывок ее стихотворения о споре двух гор - Киферона и Геликона. Когда Музы присудили победу Киферону, разгневанный Геликон стал швырять камни в своего счастливого соперника.

Хоровая поэзия

Фольклорная хоровая поэзия с древнейших времен была распространена повсеместно в Греции. Хоровая песня сопровождала всякий праздник. Под звуки кифары исполнялись торжественные гимны в честь богов

В честь бога Диониса пели дифирамб, а в честь Аполлона - пэан. Под звуки флейты двигались торжественные процессии, исполняя просодии, то есть маршевые песни. Веселые шутливые песни, гипорхемы, сопровождали пляски. На многих праздниках выступали девические хоры, и исполняемые ими песни назывались парфениями, то есть песнями девушек. Похоронные песни, трены, исполняли на похоронах. Заслуги живых в торжественной обстановке превозносились в энкомиях, песнях в честь особо отличившихся граждан. Победителей на общегреческих состязаниях славили в эпиникиях, то есть песнях победы.

Торжественная хоровая лирика была очень разнообразна по своей метрической форме. Автор текста должен был также сочинить музыкальное сопровождение, составить комплекс танцевальных движений для хора, причем ритм танца всегда соответствовал ритму песни. Автор же был учителем и руководителем хора.

Родиной хоровой поэзии греки считали остров Лесбос, откуда переработанная и усовершенствованная хоровая песня была перенесена поэтом Терпандром в Спарту, а затем распространилась по всей Элладе. Однако хоровая песня существовала не только на Лесбосе. Вероятно, там она впервые была обработана в соответствии с какими-то установленными требованиями, был усовершенствован ее музыкальный аккомпанемент22, а затем эти нововведения стали общим достоянием.

Древнейшим известным нам автором хоровых песен был поэт Алкман (вторая половина VII в. до н э.), прославившийся своими парфениями. Большой папирусный отрывок парфения Алкмана найден в середине прошлого века в одной египетской гробнице. Он представляет собой часть гимна в честь Артемиды, исполнявшегося в Спарте. Девушки принесли в храм богине праздничное одеяние (пеплос) и, разделясь на два полухория, начали славить богиню, соревнуясь между собой. Праздник Артемиды был ежегодным, и каждый год сочинялся новый парфений, предназначенный для данного состава хора и однократного исполнения. В парфений Алкмана четко выделены три основные части, впоследствии обязательные для каждой хоровой песни: миф, общие дидактические рассуждения, применимые к данному мифу, личная тема. В третьей части полухория соревнуются уже в прославлении не богини, а своих предводительниц (Агидо и Агесихоры). Здесь поэт обнаруживает много выдумки и юмора. Темы и характер прославления близки к Сапфо, но язык парфения напоминает гомеровский.

В другом отрывке Алкман рисует картину ночного покоя:

Горные вершины и утесы спят; спят холмы, ущелья,
Гады, что питает черная земля.
Спят в горах все звери, спит весь род пчелиный,
И в багряном море, и самой глубине чудища подводные;
Спит и хищное племя птиц длиннокрылых...

Стихотворение это давно вызывало недоумения у исследователей, так как известно, что лишь в эллинистическую эпоху человек впервые открыл, понял и избрал природу фоном для своих чувств. Но перед нами фрагмент, поэтому невозможно судить о том, противопоставлял ли Алкман мирный сон природы горю и смятению человека, как поступил Гете в вольном переводе этого отрывка, а вслед за ним Лермонтов ("Горные вершины спят во мгле ночной").

Древняя хоровая лирика долго оставалась лишь культовой и обрядовой поэзией. Поэтому ее связь с литературным и идейным движением эпохи отчетливо проявилась несколько позднее (сравнительно с другими видами раннегреческой лирики).

Наиболее полно использовал хоровую песню для прославления и увековечения человеческих заслуг Симонид (Семонид) Кеосский (556-468 гг. до н.э.), для которого люди, а не боги являются основным объектом поэзии. Симонид - странствующий певец, уроженец Ионии, но его симпатии отданы Афинам и вождю афинской демократии Фемистоклу. Его хоровые песни нам почти неизвестны, их фрагменты малочисленны и кратки. В одном из них оплакивает свою участь Даная, которую жестокий отец заключил с младенцем в ковчег и бросил в море. Древний миф о Данае и ее сыне Персее интересует поэта как повод для изображения человеческих страданий. Греки высоко ценили эпиникии и трены Симонида. Тренам, к числу которых, вероятно, относился и "Плач Данаи", Симонид, по преданию, придал новую форму и впервые начал прославлять в них подвиги воинов, павших в боях за родину. Он считал, что доблестью может обладать каждый и подвиги героев должны служить примером для подражания. Симониду приписывали знаменитое изречение, что живопись является немой поэзией, а поэзия - говорящей живописью Его же считали автором многочисленных эпиграмм, связанных с событиями греко-персидской войны. Среди подобных эпиграмм наиболее известна эпитафия в честь спартанских воинов, павших в бою при Фермопилах в 480 г.:

Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне,
Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли.

Величайшим представителем торжественной хоровой лирики у греков считался Пиндар. Он родился в конце VI в. до н.э. в Беотии возле Фив. С детства учился у прославленных афинских музыкантов, организаторов хоров на праздниках Диониса в Афинах. После получения образования Пиндар путешествовал по всем городам Эллады и всеобщее признание приобрел после своих выступлений в Сицилии. Он умер в преклонном возрасте в конце 40-х годов V в.

Из богатейшего поэтического наследия Пиндара сохранились 4 книги эпиникиев и много фрагментов. Эпиникии распределены в соответствии с основными местами общегреческих состязаний.

Самыми знаменитыми были состязания в честь Зевса Олимпийского, проводимые раз в четыре года в городе Олимпии. Они назывались олимпийскими играми.21 Победители на олимпийских играх получали в награду венки, пальмовые ветви, денежные награды, в честь них ставились статуи и слагались победные песни - эпиникии. В Дельфах у подножия Парнаса в честь Аполлона каждые четыре года устраивались пифийские игры. Первоначально на них состязались поэты и музыканты, а с конца VI в. к мусическим состязаниям были присоединены гимнастические и конные В Немейской долине, в Арголиде, раз в два года проводились немейскив игры - мусические, гимнастические и конные. Около Коринфа, возле храма Посейдона Истмийского, каждые два года происходили истмийские игры. В отличие от остальных, они справлялись с меньшим торжеством и не носили общегреческого характера. Однако истмийские победители также прославлялись у себя на родине в эпиникиях.

Эпиникии Пиндара, часто называемые одами, весьма своеобразны. На первый взгляд они состоят из отдельных, не связанных между собой частей. Начинается эпиникий обычно с указания на причину его исполнения, далее отмечается, что из многих претендентов лишь один удостоен первой награды; за этим следует характеристика победителя, рассказ о его роде, сопровождаемый каким-нибудь мифом, связанным с родиной победителя или с его легендарными предками либо аналогичным данному событию. Заключают эпиникии рассуждения общего характера, часто представляющие собой размышления самого поэта. В подобной структуре эпиникия прославление отдельной победы сочетается со всем комплексом идей и представлений пиндаровского мира. Единство эпиникиев Пиндара - не во внутреннем строении, а в глубокой взаимосвязи отдельных частей, отразивших мировоззрение поэта.

По своим взглядам Пиндар, в отличие от Симонида, - защитник идеалов родовой аристократии, представители которой признавали себя единственными носителями высших нравственных и физических достоинств и считали их своей наследственной привилегией.

По мнению Пиндара, у каждого человека есть своя врожденная сущность, которая является даром богов, управляющих миром. Проявлением героической сущности представляется Пиндару победа на состязаниях. Поэзия же должна оповестить всех о проявленной доблести и сделать ее наследием вечности. Поэтому Пиндар объявляет поэтов "истинными пророками Муз" в носителями "вечной мудрости".

В начале одного эпиникия Пиндар раскрывает величественную картину беспредельной власти поэзии:

О златая лира! Общий удел Аполлона и Муз
В темных, словно фиалки, кудрях
Ты основа песни и радости ты почин!
Знакам, данным тобой, послушны певцы,
Только лишь ты запевам, ведущим хор,
Дашь начало звонкою дрожью своей.
Язык молний, блеск боевой угашаешь ты,
Вечного пламени вспышку; и дремлет
Зевса орел на его жезле,
Низко к земле опустив
Быстрые крылья,-

Птиц владыка Ты ему на главу его с клювом кривым
Тучу темную сна излила,
Взор замкнула сладким ключом - и в глубоком сне
Тихо влажную спину вздымает он.
Песне твоей покорен И сам Арес,
Мощный воин, песней сердце свое
Тешит, вдруг покинув щетинистых копий строй.
Чарами души богов покоряет
Песни стрела из искусных рук
Сына Латоны и Муз
С пышною грудью.

В приведенном отрывке, содержащем первую строфу и антистрофу оды, четко обнаруживаются особенности пиндаровского стиля, который отличается величавой торжественностью, обилием и оригинальностью поэтических тропов. Римский поэт Гораций сравнивал поэзию Пиндара с рекой, вышедшей из берегов и увлекающей в бурлящем потоке все, что ей попадается на пути.

Пиндар оказал большое влияние на многих поэтов в России поклонниками "пиндарического" стиля были Сумароков, Державин и Ломоносов. Но подлинная слава Пиндара не в его "бушующем стиле" и не в прославлении идеалов аристократической доблести, а в утверждении могущества человека и в прославлении его физической и нравственной силы и красоты.

Герои, которых воспевал Пиндар, отживали свой век. На смену старым идеалам доблести, основанным прежде всего на представлении о приоритете физических качеств человека, пришли новые идеалы. Они нашли отражение в новой художественной форме - драме. Как и все предыдущие жанры, драма возникла из недр народной поэзии и получила широкое распространение в Афинах в V в. до н.э.

Следующая глава

литература греции · литература рима · исследовательская литература
список авторов · список произведений



Новости

Технических условий разработка.

Учёные: Новые знакомства благотворно влияют на здоровье
Учёные из США провели исследование, с помощью которого определили, какое влияние оказывают новые знакомства на организм человека. Оказывается, общение с незнакомыми людьми помогает устранить низкую самооценку и повышает уверенность человека.
Определена идеальная продолжительность сна для мужчин и женщин
Исследователи пришли к выводу, что для полноценного отдыха мужскому организму требуется на сон 7 часов и 42 минуты, женщинскому - 7 часов и 38 минут. Отмечается также, что сон продолжительностью семь - восемь часов - идеален для поддержания здоровья.
Samsung принудительно заблокирует несданные Galaxy Note 7 в США
Компания Samsung принудительно заблокирует все смартфоны Galaxy Note 7, оставшиеся у пользователей в США, из-за риска самовозгорания, сообщает NBC News. Для этого Samsung разработал специальное приложение, которое будет запущено 19 декабря и «сделает смартфоны полностью бесполезными».
Смарт-часы Apple Watch побили рекорд продаж в 2016 году
Реализация Apple Watch достигла своего максимума за все время с начала продаж. В компании рассказали, что рост проданных товаров побил все рекорды, но точное количество единиц не обнародовали.
За три года в Петербурге отремонтируют 5,5 тысячи домов
В 2017-2019 годах в Петербурге предполагается провести капитальный ремонт общего имущества в 5 521 доме. Такое количество содержится в утвержденном 9 декабря Смольным краткосрочном плане реализации региональной программы капитального ремонта на трехлетний период.
Налоговая: Крымчане стали в 5 раз чаще открывать фирмы через Интернет
Жители Крыма все чаще стали регистрировать юрлица и ИП не выходя из дома. Все необходимые для этого документы можно подать онлайн.
В Перми открылся туристический маршрут по следам «Реальных пацанов»
Пермское турагентство запустило экскурсионный маршрут, посвященный сериалу «Реальные пацаны». Это экскурсия по тем местам города, где снимался знаменитый сериал.
Названы самые «переоцененные» достопримечательности мира
Интернет-пользователи назвали самые "переоцененные" достопримечательности мира, сообщает The Telegraph. Читателей портала Reddit попросили ответить на вопрос, что не стоит увидеть лично, и их ответы могут заставить туристов подумать дважды при планировании "незабываемого" путешествия, пишет газета.
Рейтинг@Mail.ru