Главная / Библиотека / АММИАН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ / АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 333

АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 333

в невероятно высокомерном настроении, как будущий верховный вершитель судеб мира, и в условленный день переговоров встал у самого берега Рейна, высоко подняв голову, средигромкого шума щитов, который производили его земляки. 5. С другой стороны Август, окруженный также большой свитойвоенных людей, сел на речные суда и осторожнопристал к берегу среди блеска сверкающих знамен. Дикие жесты и шум варваров успокоились наконец, и послетого как многое было сказано ивыслушано с той и другой стороны, была установлена дружба, скрепленнаявзаимной клятвой. 6. Когда дело устроилось, удалился в свою сторону царь, устроительразных замешательств, в смягченном настроении, с тем чтобы вбудущембыть нашим союзником. Идействительно, до самого конца своей жизни он давал в похвальныхпоступках доказательства своей твердойрешимости жить с нами в согласии. 7. Впоследствии он погибв земле франков. Прорвавшись туда в опустошительном походе, он попал в засаду, подстроенную ему воинственным царем Меллобавдом, и был убит. После торжественного заключения договора Валентиниан ушел на зимовку в Тревиры 1021 {470}

Таковы были события в Галлии и на северной стороне. А в восточных частях империи, при полном внешнем спокойствии разворачивались внутренние бедствияиз-за друзей Валентаи приближенных к нему лиц, для которых личная выгода стоила дороже чести. Прилагались всяческие старания, чтобы отвлечь от участия в судопроизводстве императора, который отличался строгостью и охотно сам выслушивал тяжущихся. Побуждением к тому былоопасение, чтобы невоспрянула, как было во времена Юлиана, невинностьвследствие возможности защищаться, ине была сломлена надменность могущественных людей, которые под покровом безнаказанности утверждались в своей привычкене знать никаких границ. 2. По этим и подобным мотивам многие во взаимном согласии отговаривали его, особенноже префект претория Модест 1022 Этот человек, находившийся в полном подчинении у императорских евнухов и прикрывавший строгим выражением лицагрубость своего духа, нимало не развитого знакомством с древней литературой, внушал императору, что вникать в мелочи частных тяжб ниже достоинства императорской власти. Валент, утвердившись в мысли, что личноеучастие в разборе дел принижает высоту верховной власти, как тот ему внушал, совершенно отошел от этого и широко раскрыл тем самым двери грабежам, которые усиливались день за днем вследствие подлости судей и адвокатов; действуя заодно, онипродавали за деньги интересы людей непривилегированногозвания командирам армиии влиятельным при дворе лицам, наживая богатства и высокие звания.

3. Профессию судебных ораторов великийПлатон определяет так: πολιτικς μωρίου ’είδωλον, т. е. тень частицы политической науки, или как четвертую частьлести; Эпикур, называя ее κακοτεχνία (искусство обманывать), причисляет ее к дурным искусствам. Тизий называет ееорудием убеждения и с ним соглашается Горгий Леонтинский. 1023 4. Искусство, столь нелестно аттестованное древними, превратилось, благодаря мошенничеству неких восточных людей, в нечто ненавистное всякомупорядочному человеку, вследствие чего ограничивают его пределами заранее установленного времени. Поэтому я, прежде чем вернуться к продолжению своегоповествования, изложу вкратце вредоносные проявления этого искусства, что я видел на

Предыдущая Начало Следующая  

О нас admin

Adblock detector