Эринии, Фурии

Эринии



Эринии

Словно ропот моря в час тревожный,
Словно плач потока, что стеснен,
Там звучит протяжный, безнадежный,
Болью вымученный стон.
Мукой лица исказились,
В их глазницах нет очей. Разверстый рот
Изрыгает брань, мольбы, угрозы.
С ужасом глядят они сквозь слезы
В черный Стикс, в пучину страшных вод.
Ф. Шиллер

Эринии, Эриннии (E r i n u e z) — богини мести, рожденные Геей, впитавшей кровь оскопленного Урана (Гесиод «Теогония» 184-186), либо из самой этой крови (Аполлодор «Мифологическая библиотека» Кн. 1, I(04)). На древнее доолимпийское происхождение этих устрашающих божеств указывает также другой миф о рождении их от Никты и Эреба.

Количество эриний в источниках не вполне ясно: Гомер говорит то об одной, то о нескольких. Трех эриний мы находим впервые у Эврипида («Орест» 431), а имена их — Алекто (Аллекто), Тисифона и Мегера — только у Аполлодора («Мифологическая библиотека» Кн. 1, I(04)).

Эсхил в «Орестее» вывел их на сцену, представив подобными горгонам, в виде отвратительных старух с темно-синими волосами, перевитыми ядовитыми змеями, и с глазницами, из которых текут потоки крови. Они одеты в черные одеяния с кроваво-красными поясами. В руках они держат зажженые факелы и бичи или орудия пыток. Из страшной пасти чудовищ высовывается длинный язык, и капает кровь. Их голоса напоминали и рев скота, и собачий лай. Обнаружив преступника, они ввергают его в безумие, преследуя неотступно, как свора гончих псов, и карают за неумеренность, заносчивость, персонифицированную в абстрактном понятии «гордыни», когда человек берет на себя чересчур много: он чрезмерно богат, слишком счастлив, слишком многое знает. Рожденные примитивным сознанием родового общества, эринии в своих деяниях выражают присущие ему уравнительные тенденции. У эпических поэтов эринии были богинями, мстящими за клятвопреступление («Илиада» XIX, 259) и за преступление по отношению к отцу или матери («Илиада» IX, 454); Гомер «Одиссея» II, 135) или родным братьям и сестрам.

Место обитания безумных демонов — подземное царство Аида и Персефоны (Вергилий «Энеида» VII 570), где они прислуживают богам подземного царства мертвых и откуда они появляются на земле среди людей, чтобы возбудить в них месть, безумие, злобу.

Так, Алекто, напоенная ядом горгоны, проникнув в виде змеи в грудь царицы латинов Аматы и наполнив злобой ее сердце, сделала ее безумной (Вергилий «Энеида» VII 341-384). Та же Алекто в образе страшной старухи побудила к бою вождя рутулов — Турна (Вергилий «Энеида» VII 415-474), вызвав тем самым кровопролитие (Вергилий «Энеида» VII 475-545).

Ужасная Тисифона в тартаре бьет бичом преступников и устрашает их змеями, полная мстительного гнева. Существует предание о любви Тисифоны к царю Киферону. Когда Киферон отверг ее любовь, эриния умертвила его своими волосами-змеями.

Их сестра, Мегера — олицетворение гнева и мстительности, до настоящего времени Мегера остается нарицательным обозначением злой, сварливой женщины.

Переломный момент в понимании роли эриний наступает в мифе об Оресте, описанном Эсхилом в «Эвменидах». Являясь древнейшими хтоническими божествами и охранительницами материнского права, они преследуют Ореста за убийство матери. После суда в ареопаге, где эринии спорят с Афиной и Аполлоном, защищающими Ореста, они примиряются с новыми богами, после чего получают имя эвмениды, E u m e n i d e z («благомыслящие»), тем самым меняя свою злобную сущность (греч. e r i n u e i n , «быть безумным») на функцию покровительниц законности. Отсюда представление в греческой натурфилософии, у Гераклита, об эриниях как «блюстительницах правды», ибо без их воли даже «солнце не преступит своей меры»; когда Солнце выходит за свою колею и грозит миру гибелью, именно они заставляют его вернуться на место. Образ эриний прошел путь от хтонических божеств, охраняющих права мертвых, до устроительниц космического порядка. Позднее их также называли семнами («досточтимыми») и понтиями («могущественными»).

Досточтимыми, благосклонными эринии выступают применительно к герою раннего поколения Эдипу, убившему, того не ведая, родного отца и женившемуся на своей матери. Они дают ему успокоение в своей священной роще. Тем самым богини осуществляют справедливость: чаша мучений Эдипа переполнилась через край. Он уже сам ослепил себя за невольное преступление, а оказавшись в изгнании, страдал от эгоизма сыновей. Также как защитницы правопорядка эринии гневно прерывают пророчества коней Ахилла, вещающих о его скорой гибели, ибо не лошадиное это дело заниматься вещанием.

С эриниями иногда отождествлялась богиня справедливого возмездия Немесида.

В Риме им соответствовали фурии («безумные», «яростные»), Furiae (от furire, «неистовствовать»), богини мести и угрызений совести, наказывающие человека за совершенные грехи.

греческая мифология · боги и божества греции · римская мифология · боги и божества рима
список существ и событий · генеалогия · библиография

греческая мифология · боги и божества греции · список существ и событий · генеалогия · библиография

Оцените статью