АПУЛЕЙ    ЗОЛОТОЙ ОСЕЛ    стр. 60

29. Я вмешиваюсь в толпу и, став на высоком
камне позади самого погребального ложа,
любопытным взором за всем слежу. И вот уже
начинает вздыматься грудь, вены спасительно
биться, уже духом наполняется тело; и поднялся
мертвец, и заговорил юноша: – Зачем, скажите
мне, зачем вкусившего уже от летейских чаш, уже
по стигийским болотам плывшего к делам
мимолетной жизни возвращаете? Перестань же,
молю, перестань, и меня к покою моему отпусти!
-Вот что сказал голос, исходивший из тела. Но
пророк, уже с большим жаром, говорит: – Что же
ты не расскажешь народу все по порядку, отчего
не объяснишь тайну твоей смерти? Разве ты не
знаешь, что я могу заклинаньями моими призвать
фурий и усталые члены твои предать мученью? –
Тот слушает это с ложа и с глубоким вздохом так
вещает народу: – Злыми чарами жены молодой
изведенный и обреченный на гибельную чашу,
брачное ложе неостывшим еще уступил я
прелюбодею.

Тут замечательная эта жена, явно обнаглев,
задалась кощунственной мыслью упрямо
опровергать неоспоримые доводы мужа. Народ
бушует, мнения разделяются; одни требовали,
чтобы негоднейшая женщина сейчас же
погребена была заживо с телом покойного мужа,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector