АПУЛЕЙ    ЗОЛОТОЙ ОСЕЛ    стр. 116

расхаживает свободно взад и вперед. Не
проронив ни слова, раб этот возвращается вспять
и всем в доме рассказывает, что он видел. Не
прошло и минуты, как весь дом наполнился
челядью, которой было немалое количество. От
факелов, ламп, восковых и сальных свечей и
прочих осветительных приспособлений мрак
рассеивается. И не с голыми руками вышла эта
толпа: у кого что – с кольями, с копьями, с
обнаженными, наконец, мечами, становятся они
охранять входы. Не забыли пустить для облавы
на зверя и свору охотничьих собак длинноухих,
шерсть дыбом.

20. Шум все усиливается, и я помышляю уже
обратно убежать восвояси, но, спрятавшись за
дверь, смотрю, как Фразилеон чудесно отбивается
от собак. Достигший последних пределов жизни,
не забыл он ни о себе, ни о нас, ни о прежней
своей доблести, но защищался в самой пасти
зияющей Цербера. Не покидая мужественно роли,
добровольно на себя взятой, но, то убегая, то
защищаясь различными поворотами и
движениями своего тела, наконец, выскользнул
он из дому. Но и владея всем доступною
свободою, не смог он в бегстве найти спасенья,
так как все собаки из ближайшего переулка,
достаточно свирепые и многочисленные, гурьбой

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector