АПУЛЕЙ    ЗОЛОТОЙ ОСЕЛ    стр. 326

передал ему собственноручно приготовленную
отраву, но затем взял обратно, боясь, как бы он,
не исполнив поручения, не сохранил кубок как
вещественное доказательство, и сам потом дал яд
мальчику. Все, что с притворной дрожью говорил
этот негодяй, было удивительно похоже на
истину, и после его показаний судебное
разбирательство окончилось.

8. Не было никого из декурионов, кто
продолжал бы относиться благожелательно к
молодому человеку; было очевидно, что в
преступлении он уличен и приговор ему один:
быть зашитым в мешок. Уже сенаторам
предстояло по стародавнему обычаю опустить в
бронзовую урну свои решения – все одинаковые,
так как каждый написал одно и то же; а раз
голоса собраны, участь подсудимого решена,
ничего нельзя уже изменить, и власть над его
жизнью передается в руки палача. Вдруг один из
старейших сенаторов, врач, человек испытанной
честности, пользующийся большим влиянием,
закрыл рукою отверстие урны, чтобы кто
опрометчиво не подал своего мнения, и обратился
к сенату с такою речью: – Гордый тем, что в
течение всей своей жизни я снискивал ваше
одобрение, я не могу допустить, чтобы, осудив
оклеветанного подсудимого, мы совершили явное

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector