ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ     ИСТОРИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА    стр. 57

поколения вообще отказались от древних мифов
из-за этих трудностей и занялись описанием более
поздних событий" (I, 1).

Итак, огромная сумма мифологических
данных, накопленная в течение многих веков
существования греческой, а ко времени Диодора
также и римской литературы, в силу именно
своего объема, неупорядоченности и, главное,
недокументированности может восприниматься
двояко. Во-первых, отношение к ней может быть
"несерьезным", что вызывает пренебрежение к
мифологии со стороны человека "серьезного" – и
"просто" читателя, и, уж конечно,
ученого-историка. Во-вторых, отношение к ней
может быть "серьезным", что предполагает
скрупулезный анализ и установление некоей
по-сказочному завуалированной исторической
истины. По сути дела перед нами – одна из
формулировок вопроса, актуальность которого
время от времени то усиливается, то вновь
отходит на задний план на всем протяжении
существования исторической науки от античности
и до наших дней, получая различной силы
импульсы от археологии как в ее широком,
"античном" (науки о древностях вообще), так и в
узком (науки о материальной культуре) смысле.
Вопрос этот – о начале собственно истории или,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector