ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ     ИСТОРИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА    стр. 67

природой, другой – самый героический из
смертных, решительно    вошедший благодаря

своему "превосходству" и "величию" деяний в
число богов. Оба эти бога-героя обрели к тому же
высшую степень    божественности –

"олимпийскую" (IV, 15,    1). Один из них –

богочеловек Дионис, другой – человекобог
Геракл. Оба эти ярчайших образа эвгемеровской
интерпретации греческой мифологии, как и сам
эвгемеризм, в очень значительной степени
обязаны своей популярностью эллинистической
эпохе. Преемники Александра и их наследники –
диадохи и эпигоны, а впоследствии и выдающие
римские полководцы, особенно в эпоху кризиса
Республики, т. е. в эпоху выдвижения сильных
личностей, к которой принадлежит и сам Диодор,
любили подражать Александру (как, впрочем, и
Дионису и Гераклу). И Дионис и Геракл тоже
были переосмыслены в эллинистическую эпоху
как подражания Александру, который, в свою
очередь, представлен в античной историографии
как подражание Дионису и Гераклу в такой
степени, что подчас трудно определить, какому из
этих трех обожествленных героических образов в
идеологии и культуре эллинизма принадлежит
приоритет изначальности. Историческая
интерпретация мифологии у Диодора уже в силу

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector