ЭСХИЛ    ОРЕСТЕЯ    стр. 77

Предводитель хора

И Пифия по-эллински поет, но что?

Кассандра

А!., а!..

Какою огневицей ты знобишь меня,

Палящий бог, Ликейский лучник! Горе мне!

Меня погубит львица вероломная,

Что с волком спит, покуда льва в берлоге нет.

Варя отраву мужу, зелья пригоршню
И на мою подложит долю Мрака дочь.

Точа топор-цареубийцу, выместит
И на царевой спутнице ревнивый гнев.

К чему ношу – в насмешку ль над судьбой

своей –

Сей жезл священный и повязки длинные?

Ломаю жезл мой: так сломились жизнь моя!

Во прах, повязки! Так сама паду во прах.

Другая пусть повяжет вас, проклятья дар!

Вот, сам с меня срывает Аполлон убор
Святого сана. Видел он: посмешищем
Был сей наряд пророчицы в глазах людских.

Над ним ругались все равно – и враг, и друг.

Я в нем слыла кликушей, юродивою,

Гадалкой нищей, ведьмою голодною.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector