ЭСХИЛ    ОРЕСТЕЯ    стр. 98

Лежит ответчик, долго безнаказанный,

За дело вопиявшее о мщении!

Напомню все, как было. Сын Атреев он.

Атрей в палатах этих царевал. Фиест,

Брат изверга, отец мой, о державе с ним
Посмел тягаться. Изгнан был царем Фиест.
Смирился брат опальный и пришел домой,

К родимому огнищу, – на посул, что царь
Пятнать не станет братней кровью отчих плит.
Сдержал злодей то слово: но иначе мстил.

Затеял мировщину, угощение, –
Являя больше ласки, чем любви прямой,

А на пиру почестном – о, чудовище! –
Отцу подносит брашном плоть его же чад.

Отсек им пальцы рук и ног, и мясом все
Поверх прикрыл, чтоб гости не приметили.

Отец простер за пищей руки; яство ест,

Что нам пошло, как видишь, не во здравие.

Вдруг снедь узнал, и наземь пал со скрежетом,
Изверг, что принял, пирный опрокинул стол
И проклял дом Пелопса клятвой страшною,

Но правой: Так да сгинет весь Плисфенов род!.
И вот зачем здесь этот хладный труп простерт:

Я гибель эту строил. Справедлива месть!
Двенадцать чад погибло. Я ж, тринадцатый,

В те дни грудной младенец, ссылку отчую
Делил и на чужбине рос, доколь меня

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector