ЭСХИЛ    ОРЕСТЕЯ    стр. 216

С которым превратила Илион святой
В пустырь троянский ты сама. Лихая смерть
Отца постигла в доме. Черный умысел
Питала мать. Как сетью, тканью пестрою
Окутала супруга, искупав его.

Купель – улика; кровью залилась купель.
Изгнанник, я вернулся и – моя вина! –
Я мать убил, отмстил я за любимого.
Сообщником был Локсий. Гнал меня вещун
Бодилом к мести. Сердце мне пронзал. Грозил
Из кар лютейшей, – если пощажу убийц.

Ты ж, прав ли я, не прав ли, рассуди сама.

Что сделал, сделал. Что положишь, свято мне.

Афина

Столь страшно это дело, что не смертному
Его судить. Запретно и богине, мне,

Кровавой мести ведать тяжбы тяжкие.

То – правда, что нескверно, богомолец мой,
Очистившись по чину, ты пришел сюда
В мой град, тебя приемлю: без порока ты.

Но там, где ты, – врагини. Отослать ни с чем
Нельзя их, гневных. Если суд обидит их,

Падет на землю нашу яд их зависти;

Чумой тот сев прозябнет, язвой, засухой.
Исхода я не вижу: ни оставить здесь,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector