ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 28

установленную дань, скифы еще разъезжали по стране и грабили все, что попадалось. Тогда
Киаксар и мидяне пригласили однажды множество скифов в гости, напоили их допьяна и
перебили. Так мидяне восстановили прежнее величие своей державы и еще завоевали Нин (как
они завладели городом, я расскажу в другой части моего трудами покорили ассирийцев, за
исключением Вавилонской области. После этого скончался Киаксар. Царствовал он 40 лет
(считая и годы скифского владычества).

107. Наследовал ему сын Астиаг. У Астиага родилась дочь, которую звали Манданой.
Астиагу приснился сон, что дочь его испустила столь огромное количество мочи, что затопила
его столицу и всю Азию. Царь вопросил снотолкователей-магов [о смысле] сновидения. Когда
маги точно разъяснили ему [значение] сна, царь понял и устрашился. Затем, когда пришла
пора Мандане выходить замуж, Астиаг не хотел отдавать ее в жены ни одному мидянину
равного происхождения. В страхе от сновидения царь выдал дочь замуж за перса по имени
Камбис, выбрав его из-за знатного происхождения и спокойного нрава, хотя и считал его [по
знатности] гораздо ниже среднего мидянина.

108. Как раз в первый же год после женитьбы Камбиса на Мандане Астиаг опять увидел сон:
ему приснилось на этот раз, что из чрева его дочери выросла виноградная лоза и эта лоза
разрослась затем по всей Азии. Об этом видении царь опять сообщил снотолкователям и затем
повелел послать в Персию за своей дочерью, вскоре ожидавшей ребенка. По прибытии дочери
Астиаг приказал держать ее под стражей и хотел погубить новорожденного младенца.
Снотолкователи-маги объяснили ему сон так: сын его дочери будет царем вместо него. Желая
избежать этого, Астиаг призвал после рождения [младенца] Кира Гарпага, своего
родственника, самого преданного человека среди мидян, управителя в его царстве, и
обратился к нему с такими словами: Гарпаг! Я даю тебе важное поручение. Выполни его
тщательно. Но не обманывай меня, предпочитая интересы других моим, чтобы не погибнуть
потом по своей вине. Возьми младенца, которого родила Мандана, принеси в свой дом и
умертви. Потом похорони его как тебе угодно. Гарпаг же отвечал: Царь! Никогда и прежде у
тебя не было повода быть недовольным мною, и впредь я будут остерегаться в чем-нибудь
провиниться перед тобой. Если такова твоя воля, то мой долг усердно ее выполнить.

109. Так ответил Гарпаг. Когда же ему передали младенца, уже обряженного в погребальную
одежду, он с плачем вернулся домой. Там он передал жене все слова Астиага. Жена спросила:
Что же ты теперь будешь делать?. Гарпаг отвечал: Я, конечно, не собираюсь выполнять
приказания Астиага, и даже если царь будет еще более безрассуден и ослеплен безумием, чем
теперь, то я все-таки не исполню его поручения и не буду соучастником столь ужасного
убийства. По разным причинам я не хочу губить ребенка. Прежде всего потому, что младенец
мне родственник, затем – Астиаг уже старик и нет у него мужского потомства. Если после
кончины царя престол перейдет к его дочери, сына которой он теперь приказывает мне
умертвить, то разве нам не грозит смертельная опасность? Впрочем, безопасности ради надо
умертвить этого младенца, но убить его должен кто-нибудь из людей Астиага, но не мои
люди.

110. Так сказал Г арпаг и тотчас же послал вестника к одному пастуху-волопасу Астиага,
который, как он знал, пас коров на горных пастбищах, где много диких зверей. Звали пастуха
Митрадат. Жил он там с женой, которая также была рабыней Астиага. Имя ее на эллинском
языке было Кино, а по-мидийски Спако (собака по-мидийски спако). Пастбища же, где пас
свои стада этот пастух, находились у подножья горы к северу от Акбатан по направлению к
Евксинскому Понту. Только в одном месте, именно поблизости от земли саспиров, Мидийская
земля покрыта высокими горами и густым лесом, вся же остальная Мидия – плоская равнина.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector