ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 100

вместе с другими знатными египтянами, Камбис стал подвергать мужество и стойкость царя
вот каким позорным испытаниям. Камбис велел царевну, дочь Псамменита, одеть в одежду
рабыни, и послал ее за водой, а вместе с ней и других девушек, дочерей знатнейших египтян, в
таком же одеянии, как царевна. Когда девушки с воплями и плачем проходили мимо своих
отцов, те также подняли вопли и рыдания, глядя на поругание дочерей. Только Псамменит,
завидев издали девушек, и, узнав [среди них свою дочь], потупил очи долу. Когда девушки с
водой прошли, Камбис послал затем [на казнь] сына Псамменита и 2000 его сверстников с
петлей на шее и заткнутым удилами ртом. Их вели на казнь в отмщение за митиленцев,
погибших с кораблем в Мемфисе. Такой приговор вынесли царские судьи: за каждого
человека казнить десять знатнейших египтян. Когда Псамменит увидел, как они проходили
мимо, и понял, что сына ведут на казнь, он также потупил очи, тогда как другие египтяне,
сидевшие около него, плакали и сетовали [на свою горькую участь]. После того как миновали
и эти, подошел, случайно проходя мимо Псамменита, сына Амасиса, и сидевших у ворот
египтян, один из его застольных друзей, человек уже весьма преклонного возраста. Он
лишился всего своего добра и теперь, как нищий, просил подаяния у воинов. А Псамменит,
завидев друга, громко зарыдал, назвал его по имени и стал бить себя по голове. Около
Псамменита, конечно, стояли стражи, которые доносили Камбису о каждом его шаге. Камбис
удивился поступку Псамменита и послал вестника спросить вот что: Псамменит! Владыка
Камбис спрашивает: почему при виде твоей опозоренной дочери и сына на смертном пути ты
не рыдал и не оплакивал их, а этому нищему, который, оказывается, даже не родственник тебе,
воздал честь [этими знаками скорби]. Так спрашивал вестник, а Псамменит отвечал такими
словами: Сын Кира! Несчастья моего дома слишком велики, чтобы их оплакивать. Несчастье
же друга, который ныне, на пороге старости, из роскоши и богатства впал в нищету, достойно
слез. Когда вестник передал Камбису эти слова, они показались царю справедливыми. При
этом, по рассказам египтян, Крез, сопровождавший Камбиса в египетском походе, заплакал;
заплакали также и персы из царской свиты. Даже сам Камбис был тронут и тотчас же приказал
помиловать царского сына, а самого Псамменита привести к нему с того места [у ворот] в
предместье, где тот сидел.

15. Сына Псамменита посланные [Камбисом], правда, уже не застали в живых: он был
казнен первым. Самому же Псаммениту они приказали встать и повели к Камбису. При дворе
Камбиса Псамменит и остался жить и в дальнейшем не терпел никаких обид. Если бы он
сумел воздержаться от козней, то получил бы в управление Египет. Ведь у персов обычно
царские дети в почете. Если даже какой-нибудь царь и поднимает восстание против них, то все
же сыну его возвращают престол. Подобных случаев можно привести много. Так они,
например, поступили с Фанниром, сыном ливийца Инара, которому возвратили престол его
отца, и с Павсирисом, сыном Амиртея, хотя никто не причинил персам зла больше Инара и
Амиртея49. Теперь же Псамменит, зло замышляя, получил достойное возмездие: он был
уличен в подстрекательстве египтян к мятежу. Услышав об этом, Камбис приказал
Псаммениту выпить бычьей крови, отчего египетский царь тотчас же скончался. Таков был
конец Псамменита.

16. Камбис же прибыл из Мемфиса в город Саис ради того, чтобы совершить там деяние,
которое он и действительно совершил. Именно, вступив во дворец Амасиса, он повелел
выбросить из усыпальницы тело царя. А когда это было исполнено, Камбис велел бичевать
тело, вырвать волосы, исколоть, словом, всячески осквернить. Когда, наконец, исполнители
царского приказа измучились, а набальзамированное тело, несмотря на их усилия, все-таки не
распадалось, Камбис приказал предать мумию огню. Это было нечестивое, безбожное

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector