ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 118

просьбу. Поэтому Отан отказался от царства и остался в стороне от борьбы за власть. И
поныне еще его дом – единственный независимый дом от царя в Персии – подчиняется
царской власти, поскольку сам желает этого, но не должен нарушать персидские законы.

84. Остальные же шестеро [персов] стали держать совет, как справедливее всего поставить
царя. Прежде всего, они решили: если один из них будет избран царем, то должен жаловать
Отану и всем его потомкам ежегодно по наилучшей мидийской одежде и [посылать] другие
самые почетные дары, обычные в Персии. А решили они жаловать ему эти дары ради того, что
он первым задумал восстание и привлек [всех] их к заговору. Таковы были особые
преимущества, предоставленные Отану. А для всех семерых было постановлено, чтобы
каждый из них по желанию мог входить без доклада в царский дворец, если только царь не
почивает у своей жены. Далее, царь должен был брать себе супругу только из семейств
заговорщиков. О царской же власти они решили вот что: чей конь первым заржет при
восходе солнца, когда они выедут за городские ворота, тот и будет царем.

85. Был у Дария конюх, сметливый парень, по имени Эбар. Этому-то человеку Дарий после
собрания сказал вот что: Эбар, вот как мы решили о царской власти. Чей конь первым заржет
при восходе солнца, когда мы поедем верхом, тот и будет царем. Если ты знаешь какое-нибудь
хитрое средство, то устрой так, чтобы я, а не кто другой получил [персидский престол]. Эбар
ответил так: Господин! Если только от этого зависит, быть тебе царем или нет, то соберись с
духом и не беспокойся, так как раньше тебя никто не будет царем. Есть у меня такое зелье. А
Дарий сказал ему: Так, если ты действительно знаешь какое-нибудь хитрое средство, то
поспеши и не теряй времени: ведь завтра [рано утром] дело у нас должно решиться. Услышав
это, Эбар сделал вот что. С наступлением ночи он привел за ворота одну из кобылиц, которую
жеребец Дария более всего любил, крепко привязал ее и затем подвел к ней жеребца. Много
раз он обводил его вокруг кобылицы и, наконец, пустил покрыть ее.

86. На рассвете все шестеро мужей по уговору сели на коней. Когда они оказались за
воротами и приблизились к тому месту, где прошлую ночь была привязана кобылица, конь
Дария бросился вперед и заржал. На ясном небе в то же время сверкнула молния и загремели
громовые раскаты. Это неожиданное значение посвятило Дария на царство, словно по
предварительному условию. Тогда другие соскочили с коней, пали к ногам Дария и
поклонились ему, как царю.

87. Так вот, по одному известию это [избрание Дария] подстроил Эбар. Но есть и другое
известие (ведь персы рассказывают об этом событии двояко), будто тот же Эбар сунул руку в
половые части кобылицы и затем спрятал руку в штаны. Когда же затем с восходом солнца
кони готовы были устремиться вперед, Эбар вытащил свою руку и поднес к ноздрям Дариева
жеребца, а тот, почуяв кобылицу, зафыркал и заржал.

88. Так-то Дарий, сын Гистаспа, был провозглашен царем. И были ему подвластны, кроме
арабов, все народы Азии, которые покорил Кир, а затем вторично Камбис. Арабы никогда не
были под игом персов. Они стали, однако, друзьями персов после того, как пропустили
Камбиса в Египет через свою землю!. Дарий взял себе в супруги знатнейших персиянок, во-
первых, двух дочерей Кира – Атоссу и Артистону (Атосса уже была прежде женой своего
брата Камбиса, а потом мага; Артистона же была еще девицей). Затем он вступил в брак с
дочерью Смердиса, Кирова сына, по имени Пармис и, наконец, с дочерью Отана, которая
раскрыла обман мага. Могущество Дария было беспредельно. Прежде всего, он повелел
высечь из камня и поставить рельефное изображениевсадника с надписью, гласившей:
Дарий, сын Гистаспа, обрел себе персидское царство доблестью своего коня (следовало имя)
и конюха Эбара.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector