ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 177

улажено.

22. А то, что эти македонские цари, потомки Пердикки, – действительно эллины,
утверждают не только они сами, но и я убежден в этом. Кроме того, и судьи Олимпийских
состязаний признали это. Когда Александр пожелал принять участие в состязаниях и для этого
прибыл в Олимпию, то эллины, участники состязаний, требовали его исключения. Эти
состязания, говорили они, для эллинов, а не для варваров. Александр же доказал, что он
аргосец, и судьи признали его эллинское происхождение. Он принял участие в беговом
состязании и пришел к цели одновременно с победителем. В общем дело обстояло так.

23. Мегабаз же прибыл с пеонами к Геллеспонту. Оттуда он приказал перевезти их через
пролив и привел в Сарды. А Гистией из Милета уже начал строить город на пожалованной ему
Дарием земле в награду за сохранение моста (земля же эта под названием Миркин находилась
на реке Стримоне). Мегабаз услышал о том, что делает Гистией, и, как только прибыл с
пеонами в Сарды, сказал Дарию вот что: Царь! Что это ты сделал, разрешив этому дошлому и
хитрому эллину построить город во Фракии? Там огромные корабельные леса и много [сосны]
для весел, а также серебряные рудники. В окрестностях обитает много эллинов и варваров,
которые, обретя в нем своего вождя, будут день и ночь выполнять его повеления. Не позволяй
ему этого делать, иначе тебе грозит война в твоем собственном царстве. Прикажи ему явиться
к тебе и заставь прекратить работы. А когда ты его захватишь в свои руки, сделай так, чтобы
он больше уже не возвращался к эллинам.

24. Этими словами Мегабаз легко убедил Дария, так как царь ясно видел, какие последствия
будет иметь строительство города. После этого Дарий послал вестника в Миркин с
повелением передать [тирану] вот что: Гистией! Так говорит царь Дарий. Размышляя [о благе
и судьбе моего царства], я не нахожу никого преданнее тебя как лично мне, так и моей
державе. И в этом меня убедили не слова, а дела твои. Я задумал совершить ныне великие
деяния. Поэтому непременно явись ко мне, ибо я желаю сообщить тебе об этом. Гистией
поверил этим словам (да к тому же и очень гордился быть царским советником) и прибыл в
Сарды. По прибытии же в Сарды Дарий сказал ему вот что: Гистией! Послал я за тобою вот
почему. Как только я возвратился из Скифии и ты пропал с глаз моих, я вскоре почувствовал,
что больше всего жалею о твоем отсутствии и о том, что не могу беседовать с тобой. Я
убежден, что высшее благо на земле – это мудрый и верный друг. То и другое я обрел в тебе, и
моя судьба подтверждает это. Итак, хорошо ты поступил, придя ко мне, и я предлагаю тебе
вот что: оставь Милет и вновь основанный город во Фракии, иди со мною в Сусы и там
разделяй со мною как мой сотрапезник-и советник все, что у меня есть.

25. Так сказал Дарий. Затем царь поставил сатрапом Сард своего сводного брата Артафрена
и вместе с Гистиеем отбыл в Сусы. Отана же он назначил начальником войска в Приморской
области. Отец этого Отана – Сисамн был одним из царских судей. За то, что этот Сисамн,
подкупленный деньгами, вынес несправедливый приговор, царь Камбис велел его казнить и
содрать кожу. Кожу эту царь приказал выдубить, нарезать из нее ремней и затем обтянуть ими
судейское кресло, на котором тот восседал в суде. Обтянув кресло [такими ремнями], Камбис
назначил судьей вместо Сисамна, которого казнил и велел затем содрать кожу, его сына,
повелев ему помнить, на каком кресле восседая он судит.

26. Этот-то Отан, который должен был судить на таком кресле, стал тогда преемником
Мегабаза в звании главного военачальника. Он завоевал Византий и Калхедонию, овладел
Антандром в Троаде и Лампонием. Затем на лесбосских кораблях завоевал Лемнос и Имброс
(оба этих острова тогда еще населяли пеласги).

27. Лемносцы же, правда, мужественно сражались, но все же после долгого сопротивления

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector