ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 182

Дориея – самое важное доказательство того, что он поступал противно велениям оракула.

Если бы Дорией не уклонился от основной цели своего похода, а выполнил бы повеление
оракула (ради чего и был послан), то завоевал бы и удержал Эрикинскую землю и не погиб бы
со своим войском. Напротив, кротонцы ссылаются на обширные и прекрасные поместья,
пожалованные элейцу Каллию в Кротонской области, которыми еще и в мое время владели его
потомки. Дориею же и его потомкам кротонцы не пожаловали ничего. И если бы Дорией
действительно участвовал в войне с сибаритами, то, конечно, они пожаловали бы ему земли,
еще гораздо более обширные, чем Каллию. Вот доказательства, которые оба города приводят в
пользу своих утверждений. Каждый может принять то из них, чему он [больше] склонен
верить.

46. А вместе с Дориеем плыли еще другие спартанские поселенцы – Фессал, Паребат, Келей
и Еврилеонт. После прибытия в Сикелию со всем флотом они были, однако, побеждены в
битве с финикиянами и эгестейцами и погибли. Только один из вождей переселенцев,
Еврилеонт, остался в живых. Он собрал остатки войска и захватил Миною, поселение
селинунтцев и помог селинунтцам освободиться от их тирана Пифагора. После низвержения
тирана Еврилеонт сам захотел стать тираном Селинунта и на короткое время захватил власть в
городе. Однако селинунтцы подняли восстание и убили его у алтаря Зевса Агорея, где он
нашел убежище.

47. Среди спутников Дориея, павших вместе с ним, был некто Филипп, сын Бутакида,
кротонец, обрученный с дочерью Телиса, царя сибаритов (он поэтому был изгнан из Кротона).
Потеряв надежду на этот брак, он отплыл в Кирену. Отсюда на собственной триере и с
людьми, нанятыми на свои средства, он присоединился к переселенцам. Он был олимпийским
победителем и самым красивым из эллинов своего времени. За его красоту эгестейцы воздали
ему исключительные почести, как никому другому. На его могиле воздвигли храм и приносят
ему жертвы [как герою].

48. Так-то нашел свой конец Дорией. Примирись он с царем Клеоменом и останься в Спарте,
он мог бы сам стать царем Лакедемона. Ведь Клеомен царствовал очень недолго и умер, не
оставив сына, а только одну дочь, по имени Горго.

49. Итак, Аристагор, тиран Милета, прибыл в Спарту, когда царем там был еще Клеомен.
Вступив с царем в переговоры, Аристагор, по словам лакедемонян, принес с собой медную
доску, где была вырезана карта всей земли, а также всякое море и реки!. И вот, явившись к
царю, Аристагор сказал ему вот что: Клеомен! Не удивляйся, что я столь поспешно прибыл
сюда. Наше положение ужасно. То, что мы, дети ионян, стали из свободных людей теперь
рабами – величайший позор и скорбь не только нам самим, но и для всех остальных эллинов, и
особенно для вас, потому что вы стоите во главе Эллады. Поэтому заклинаю вас эллинскими
богами: спасите единокровных ионян от рабства! Этого вы легко можете добиться. Ведь
варвары вовсе не отличаются мужеством, вы же достигли высшей военной доблести. А
сражаются варвары вот как: у них есть луки и короткие копья, в бой идут в штанах, с
островерхими шапками на голове. Поэтому вы легко можете одолеть их. К тому же народы,
обитающие на этом материке, гораздо богаче всех остальных: прежде всего – золотом, потом –
серебром, медью, пестрыми одеждами, вьючными животными и рабами. Стоит вам лишь
пожелать, и все это будет ваше. Живут же эти народы рядом друг с другом, вот как я тебе
покажу. Вот здесь соседи ионян – лидийцы; их земля плодородная и богата серебром. Говоря
это, Аристагор показывал земли на карте, вырезанной на меди, которую он принес с собой. А
вот здесь, – продолжал Аристагор, – на востоке с лидийцами граничат фригийцы; их страна
весьма богата скотом и самая плодородная из всех, что я знаю. Далее, после фригийцев идут

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector