ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 194

глашатай объявил, что не привез никакого ответа и удивляется, как это Периандр мог послать
его за советом к такому безумному человеку, который опустошает собственную землю. Затем
он рассказал, что видел у Фрасибула. Периандр же понял поступок Фрасибула, сообразив, что
тот ему советует умертвить выдающихся граждан. Тогда-то тиран начал проявлять
величайшую жестокость к своим гражданам. Всех уцелевших от казней и изгнаний Кипсела
теперь прикончил Периандр. Затем он велел из-за своей супруги Мелиссыв один день
раздеть всех женщин в Коринфе догола. Он отправил ведь послов в Феспротию на реке
Ахеронтевопросить оракул мертвых [о вверенном ему] в заклад имуществе какого-то
гостеприимца, Тогда явилась [тень] Мелиссы и сказала, что ни знаками, ни словами она не
укажет места, где лежит добро. Она ведь совершенно нагая и мерзнет, так как ее погребальные
одежды не были сожжены вместе с ней и потому она не может ими пользоваться. В
доказательство правдивости своих слов она напомнила Периандру, что он положил хлебы в
холодную печь. Когда послы сообщили об этом Периандру (для него ответ Мелиссы был
достоверным доказательством, так как он совокупился с ней уже бездыханной), он тотчас же
после этого известия повелел через глашатая всем коринфским женщинам собраться в храм
Геры. Они пришли, нарядившись в свои самые красивые одежды, как на праздник, а тиран
поставил своих телохранителей в засаде и велел догола раздеть всех женщин без разбора – как
свободных, так и служанок. Одежды же их Периандр приказал бросить в яму и сжечь,
призывая Мелиссу. После этого Периандр вновь отправил послов в Феспротию, и тогда тень
Мелиссы указала место, куда она спрятала [вверенное ему] сокровище гостеприимца. Вот,
лакедемоняне, что такое тирания! Вот каковы деяния тиранов! А мы, коринфяне, уже тогда
были весьма удивлены, услышав, что вы послали за Гиппием, а ныне и еще больше дивимся
вашим речам. Мы заклинаем вас поэтому эллинскими богами не вводить в городах тирании!
Но если вы все же настаиваете и желаете вопреки всей справедливости вернуть Гиппия, то
знайте, что коринфяне не одобряют ваших действий.

93. Так говорил Сокл, коринфский посол. А Гиппий, призывая тех же эллинских богов,
отвечал ему: как раз коринфянам-то еще больше всех придется желать [возвращения]
Писистратидов. Придет день, и они еще натерпятся от афинян. Так мог говорить Гиппий
потому, что никто на свете не знал так точно прорицаний оракулов, как он. Прочие же
союзники сначала молчаливо слушали. А когда они услышали откровенную речь Сокла, то
один за другим нарушили молчание и присоединились к мнению коринфянина. Они заклинали
лакедемонян не затевать недоброго в эллинском городе.

94. Так эти замыслы расстроились. А Гиппий уехал оттуда. Македонский же царь Аминта
предложил ему в дар город Анфемунт, а фессалийцы – Полк. Гиппий, однако, отклонил оба
предложения и снова возвратился в Сигей, который некогда Писистрат отнял мечом у
митиленцев. Завладев городом, Писистрат поставил там тираном своего незаконного сына
Гегесистрата (рожденного от аргосской женщины), который не без борьбы отстаивал это
наследство Писистрата. Ведь митиленцы и афиняне из городов Ахиллея и Сигея вели
постоянные войны друг с другом. Митиленцы требовали назад Сигейскую область, а афиняне
оспаривали их право [на нее], указывая, что на земли древнего Илиона эолийцы имеют отнюдь
не больше прав, чем они, афиняне, и другие, кто помогал Менелаю отомстить за похищение
Елены.

95. Во время этих войн в битвах случилось много замечательных происшествий. Между
прочим, после одной стычки, в которой победили афиняне, поэт Алкей спасся бегством, но его
оружие попало в руки афинян, и они повесили его в храме Афины в Сигее. Алкей же воспел
это событие в песне и послал ее на Митилену, чтобы сообщить о несчастье своему другу

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector