ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 238

36. И палачи, на которых была возложена эта неприятная обязанность, исполнили царское
повеление. Мосты же вновь соорудили другие зодчие. Построили же они таким вот образом:
поставили рядом пентеконтеры и триеры; для одного моста в сторону Понта взяли 360
кораблей, для другого – в сторону Геллеспонта 314 кораблей!; первые поставили поперек
течения Понта, а последние – по течению Геллеспонта, чтобы держать канаты натянутыми.
Затем бросили огромные якоря на одном [верхнем] мосту на стороне Понта против ветров,
дующих с Понта, а на другом мосту на стороне Эгейского моря – против западных и южных
ветров. Между укрепленными на якорях пентеконтерами и триерами они оставили
промежуток для прохода любых мелких судов из Понта и в Понт. После этого канаты туго
натянули с земли при помощи накручивания их на деревянные вороты. Однако уже больше не
ограничивались канатами только одного рода, но на каждый мост связывали вместе по два
каната из белого льна и по четыре – из волокна папируса. Толщина и прекрасная работа
канатов [обоих сортов] была одинакова, но льняные канаты были относительно тяжелее и
весили (каждый локоть) более таланта. Когда пролив был соединен мостом, бревна распилили,
выровняв длину досок по ширине понтонного моста. Затем доски уложили в порядке поверх
натянутых канатов и там снова крепко привязали их к поперечным балкам. После этого
принесли фашинник, разложили в порядке и засыпали землей. Потом утрамбовали землю и по
обеим сторонам моста выстроили перила, чтобы вьючные животные и кони не пугались, глядя
сверху на море.

37. Когда строительство мостов и работы на Афоне были завершены (именно, насыпи у
устьев канала, возведенные для того, чтобы вода во время прибоя не переливалась через устья
прокопа), пришла весть, что сам канал совершенно готов. Тогда снаряженное к походу войско
после зимовки с наступлением весны двинулось из Сард к Абидосу. Между тем как раз во
время сборов царя в поход солнце, покинув свою обитель на небе, стало невидимым, хотя небо
было безоблачное и совершенно ясное, и день обратился в ночь. При виде этого небесного
явления Ксерксом овладела тревога, и он вопросил магов, что может означать это знамение.
Маги же отвечали, что божество этим предвещает эллинам гибель их городов, так как у
эллинов солнце – провозвестник грядущего, а у персов – луна. Ксеркс же, услышав такое
толкование, с великой радостью продолжал путь.

38. В пути подошел к Ксерксу лидиец Пифий и сказал так (он был в страхе от небесного
знамения, и царские дары придали ему смелости): Владыка!
Я желал бы попросить тебя о
том, что тебе легко исполнить, и для меня будет очень важно твое согласие. Ксеркс же,
ожидая от него любой другой просьбы, кроме того, что Пифий действительно попросил,
обещал исполнить и повелел говорить, что ему нужно. Услышав ответ царя, Пифий ободрился
и сказал так: Владыка! У меня пять сыновей. Им всем выпало на долю идти с тобой в поход
на Элладу. Сжалься, о царь, над моими преклонными летами и освободи одного моего
старшего сына от похода, чтобы он заботился обо мне и распоряжался моим достоянием.
Четырех же остальных возьми с собой, и я желаю тебе счастливого возвращения и исполнения
твоих замыслов.

39. А Ксеркс в страшном гневе отвечал ему такими словами: Негодяй! Ты еще решился
напомнить мне о своем сыне, когда я сам веду на Элладу своих собственных сыновей, братьев,
родственников и друзей? Разве ты не раб мой, который обязан со всем своим домом и с женой
сопровождать меня? Знай же теперь, что дух людей обитает в их ушах: если дух слышит что-
либо благостное, то он наполняет тело радостью; услышав же противоположное, дух
распаляется гневом. Ты сделал мне, правда, доброе дело и изъявил готовность сделать
подобное же, но не тебе хвалиться, что превзошел царя благодеяниями. А ныне, когда ты

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector