ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 254

относились к Алевадам, так как они, будучи фессалийцами, первыми из эллинов изъявили
покорность царю, как думал Ксеркс, от имени всего народа Фессалии. После этого, обозрев
устье, царь отплыл назад в Ферму.

131. Много дней Ксеркс оставался в Пиерийской области. Отряд, [составлявший] третью
часть персидского войска, прорубал просеку в лесу на македонских горах, чтобы [по
проложенной] здесь дороге все войско могло пройти в землю перребов. Тем временем
возвратились глашатаи, отправленные царем в Элладу с требованием покорности: одни – с
пустыми руками, а другие – неся землю и воду.

132. В числе же племен, которые дали землю и воду, были следующие: фессалийцы, долопы,
эниены, перребы, локры, магнеты, малийцы, фтиотийские ахейцы, фиванцыи остальные
беотийцы, кроме феспийцев и платейцев. Против них-то прочие эллины, которые объявили
войну варварам, заключили освященный жертвоприношением и клятвой союзный договор. А
договор этот гласил так: всякий эллинский город, предавшийся персидскому царю, не
вынужденный [к этому] необходимостью, в случае победы союзников обязан уплатить
десятину дельфийскому богу. Таков был союзный договор эллинов.

133. В Афины же и в Спарту Ксеркс не отправил глашатая с требованием земли [и воды], и
вот по какой причине. Когда Дарий прежде отправил туда послов, требуя покорности, то
афиняне сбросили их в пропасть, а спартанцы – в колодец и велели им оттуда принести [царю]
землю и воду. Поэтому-то Ксеркс теперь и не послал к ним глашатаев с требованием
покорности. Какое несчастье постигло афинян за их поступок, я не могу сказать, кроме того,
что их земля и сам город были разорены. Впрочем, мне думается, опустошение [Аттики]
произошло не из-за этого.

134. Что до лакедемонян, то их поразил гнев Тальфибия, глашатая Агамемнона. Ведь в
Спарте есть святилище героя Тальфибия, и существуют также его потомки, так называемые
Тальфибиады, которым предоставлено преимущественное право выполнять должность
глашатаев. После умерщвления глашатаев у спартанцев все [предзнаменования] при
жертвоприношениях выпадали неблагоприятными. И это продолжалось долгое время.
Лакедемоняне были глубоко встревожены, предаваясь печали из-за этого несчастья. Много раз
они созывали народное собрание и через глашатаев объявляли: не желает ли кто-нибудь из
лакедемонян пожертвовать жизнью за Спарту. Тогда выступили Сперхий, сын Анериста, и
Булис, сын Николая, знатного рода и богатые спартанцы. Они добровольно вызвались понести
наказание от Ксеркса за умерщвление в Спарте глашатаев Дария. Так спартанцы отослали
этих людей в Мидий скую землю на смерть.

135. Дерзновенная отвага этих мужей достойна удивления, и, кроме того, [не менее
поразительны] вот такие их слова. На пути в Сусы прибыли они к Гидарну (родом персу),
который был начальником персидского войска на асийском побережье. Гидарн дружески
принял спартанцев и за угощением спросил их: Лакедемоняне! Почему вы избегаете царской
дружбы? Вы можете видеть на моем примере, какое я занимаю положение – как царь умеет
воздавать честь доблестным мужам. Так и вы, если предадитесь царю (царь ведь считает вас
доблестными мужами), то он поставит каждого из вас, спартанцев, властителем области в
Элладе. На эти слова они отвечали так: Гидарн! Твой совет, кажется, не со всех сторон
одинаково хорошо обдуман. Ведь ты даешь его нам, имея опыт лишь в одном; в другом же у
тебя его нет. Тебе прекрасно известно, что значит быть рабом, а о том, что такое свобода –
сладка ли она или горька, ты ничего не знаешь. Если бы тебе пришлось отведать свободы, то,
пожалуй, ты дал бы нам совет сражаться за нее не только копьем, но и секирой. Так они
отвечали Гидарну.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector