ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 271

Аристона, который находился в стане персов. Когда Демарат явился, Ксеркс стал подробно
расспрашивать его, желая понять действия лакедемонян. Демарат же отвечал: Ведь я уже
раньше, царь, когда ты еще собирался в поход на Элладу, рассказывал тебе об этих людях. Но
ты поднял меня на смех, когда я тебя предупреждал, каков, по-моему, будет исход этого
предприятия. Ведь для меня, царь, говорить правду наперекор тебе – самая трудная задача. Но
все же выслушай меня теперь. Эти люди пришли сюда сражаться с нами за этот проход, и они
готовятся к битве. Таков у них обычай: всякий раз, как они идут на смертный бой, они
украшают себе головы. Знай же, царь, если ты одолеешь этих людей и тех, кто остался в
Спарте, то уже ни один народ на свете не дерзнет поднять на тебя руку. Ныне ты идешь
войной на самый прославленный царский род и на самых доблестных мужей в Элладе.

Ксеркс же слушал эти слова с большим недоверием и спросил затем: Как же они при такой
малочисленности будут сражаться с моими полчищами?. Демарат отвечал: Царь! Поступи со
мной, как с лжецом, если не выйдет так, как я тебе говорю! .

210. Эти слова Демарата, однако, не убедили Ксеркса. Четыре дня царь велел выждать, все
еще надеясь, что спартанцы обратятся в бегство. Наконец на пятый день, так как эллины все
еще не думали двигаться с места, но, как он думал, продолжали стоять из наглого
безрассудства, царь в ярости послал против них мидян и киссиев с приказанием взять их
живыми и привести пред его очи. Мидяне стремительно бросились на эллинов; [при каждом
натиске] много мидян падало, на место павших становились другие, но не отступали, несмотря
на тяжелый урон. Тогда, можно сказать, всем стало ясно, и в особенности самому царю, что
людей у персов много, а мужей [среди них] мало. Схватка же эта длилась целый день.

211. Получив суровый отпор, мидяне вынуждены были отступить. На смену им прибыли
персы во главе с Гидарном (царь называл их бессмертными). Они думали легко покончить с
врагами. Но когда дело дошло до рукопашной, то персы не добились большего успеха, чем
мидяне, но дело шло одинаково плохо: персам приходилось сражаться в теснине с более
короткими копьями, чем у эллинов. При этом персам не помогал их численный перевес.
Лакедемоняне же доблестно бились с врагом и показали свою опытность в военном деле перед
неумелым врагом, между прочим, вот в чем. Всякий раз, когда они время от времени делали
поворот, то все разом для вида обращались в бегство. При виде этого варвары с боевым
кличем и шумом начинали их теснить. Спартанцы же, настигаемые врагом, поворачивались
лицом к противнику и поражали несметное число персов. При этом, впрочем, погибало и
немного спартанцев. Так как персы никак не могли овладеть проходом, хотя и пытались
штурмовать отдельными отрядами и всей массой, то им также пришлось отступить.

212. Во время этих схваток царь, как рассказывают, наблюдал за ходом сражения и в страхе
за свое войско трижды вскакивал со своего трона. Так они бились в тот день, но и следующий
день не принес варварам удачи. Варвары нападали в расчете на то, что при малочисленности
врагов они все будут изранены и не смогут уже сопротивляться. Эллины же стояли в боевом
строю по племенам и родам оружия, и все сражались, сменяя друг друга, кроме фокийцев.
Фокийцы же были отосланы на гору охранять горную тропу. А персы, увидев, что дело идет
не лучше вчерашнего, вновь отступили.

213. Между тем царь не знал, что делать дальше. Тогда явился к нему некий Эпиальт, сын
Евридема, малиец. Надеясь на великую царскую награду, он указал персам тропу, ведущую
через гору в Фермопилы, и тем погубил бывших там эллинов. Впоследствии предатель из
страха перед лакедемонянами бежал в Фессалию, и пилагоры (собравшиеся в Пилее
амфиктионы) объявили за голову беглеца денежную награду. Через некоторое время Эпиальт
возвратился на родину в Антикиру и был там убит Афинадом из Трахина. Афинад же этот

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector