ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 288

голоса человеку, лишенному отечества. Ведь, прежде чем вносить предложения, Фемистокл
должен показать, какой город он представляет. Так упрекал Адимант Фемистокла, потому
что Афины были взяты и находились во власти врага. Тогда-то Фемистокл наговорил ему и
коринфянам много резких слов. Он доказывал, что город Афины и Аттическая земля больше
Коринфа и что Афины снарядили 200 кораблей. И ни один эллинский город не в состоянии
отразить нападение афинян.

62. После этих слов Фемистокл вновь обратился к Еврибиаду и заговорил более решительно,
чем прежде: Если ты останешься здесь и выкажешь себя доблестным мужем – прекрасно!
Если – нет, погубишь Элладу. Ведь в этой войне главная наша опора – флот. Поэтому
послушайся меня! Если же ты этого не сделаешь, то мы немедленно с женами, детьми и
челядью отправимся в италийский Сирис. Город этот уже с давних времен наш, и по
изречениям оракула мы должны там поселиться. А вы, лишившись таких союзников, как мы,
еще вспомните мои слова!.

63. Эти слова Фемистокла заставили Еврибиада переменить мнение. Он позволил убедить
себя, как я думаю, главным образом из страха, что афиняне покинут его, уведи он свой флот к
Истму. Ведь без афинян остальные эллины не могли уже осмелиться на бой с врагами. Итак,
Еврибиад принял совет Фемистокла оставаться и дать там битву.

64. Так, после жаркого спора эллины у Саламина по приказу Еврибиада стали готовиться к
сражению. Когда наступил день, с восходом солнца разразилось землетрясение: земля и море
сотрясались. Эллины же решили вознести молитвы богам и призвать на помощь Эакидов!.
Так они и сделали: совершив молебствие всем богам, они призвали из Саламина на помощь
Эанта и Теламона, а за самим Эаком и прочими Эакидами отправили корабль на Эгину.

65. Дикей!Н, сын Феокида, афинский изгнанник, бывший тогда в почете у персов,
рассказывал: когда войско Ксеркса опустошало опустевшую Аттику, ему как раз пришлось
быть вместе с лакедемонянином Демаратом на Фриасийской равнине. И вот он увидел
поднимающееся от Элевсина облако пыли, как бы от трех мириад человек-!-. Оба они
пришли в изумление: какие это люди могли поднять такое облако пыли? И вдруг послышались
звуки голосов, которые показались им ликующей песней хора мистов. Демарат, который не
был посвящен в Элевсинские мистерии, спросил Дикея, что это за звуки. А тот отвечал:
Демарат! Ужасная беда грозит царскому войску. Аттика ведь покинута жителями, и
совершенно очевидно, что это голос божества, которое идет из Элевсина на помощь афинянам
и их союзникам. И если [это облако пыли] обрушится на Пелопоннес, то это грозит
опасностью самому царю и его войску на материке; если же оно обратится на корабли у
Саламина, тогда под угрозой царский флот. А празднество это афиняне справляют каждый год
в честь Матери и Коры!, и всякий афинянин или другой эллин, если пожелает, принимает
посвящение в таинства. Звуки же, которые ты слышишь, – это ликующие песни [хора] на
празднике. На это Демарат ответил: Храни молчание и никому не говори об этом! Ведь, если
эти твои слова дойдут до царя, тебе не снести головы и тогда ни я и никто на свете не сможет
тебя спасти. Но будь спокоен и предоставь богам заботу о войске персов. Такой совет Дикею
дал Демарат. А пыль и звуки голосов превратились в облако, которое, поднявшись вверх,
полетело на Саламин к эллинскому флоту. Тогда Демарат и Дикей поняли, что флоту Ксеркса
предстоит гибель. Это рассказывал Дикей, сын Феокида, ссылаясь на Демарата и других
свидетелей.

66. После осмотра павших лакедемонян люди с кораблей Ксеркса переправились из Трахина
в Гистиею. Там флот оставался три дня и затем поплыл через Еврип, а еще через три дня
прибыл в Фалер. Боевые силы персов, вступившие в Аттику по суше и по морю, как я думаю,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector