ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 294

головы, чтобы эти трусы не смели клеветать на храбрецов. Ксеркс восседал у подошвы горы
под названием ЭгалеоЫ-против Саламина и всякий раз, видя, что кто-нибудь из его людей
отличился в сражении, спрашивал его имя, и писцы записывали имя начальника корабля с
прибавлением отчества и его родной город. Виновником этой беды финикиян был, кроме того,
перс Ариарамн, друг ионян. Так финикияне были преданы палачам.

91. Когда варвары, пытаясь выйти к Фалеру, бежали, эгинцы, устроившие засаду в проливе,
совершили замечательные подвиги. В то время как афиняне в суматохе битвы топили
вражеские корабли, если те сопротивлялись и бежали, эгинцы перехватывали бегущих. Если
какому-нибудь кораблю и удавалось избежать афинян, он попадал в руки эгинцев.

92. В это время корабль Фемистокла, преследовавший вражеский корабль, встретился с
кораблем эгинца Поликрита, сына Криоса. Поликрит напал на сидонский корабль, который
захватил сторожевой эгинский корабль у [острова] Скиафа. На этом корабле находился
Пифей, сын Исхеноя (персы, восхищенные его доблестью, сохранили жизнь тяжелораненому
Пифею и держали его на своем корабле)!. Этот-то сидонский корабль, везший Пифея, был
теперь захвачен вместе с персидскими воинами, так что Пифей мог благополучно вернуться на
Эгину. Увидев аттический корабль, Поликрит тотчас же по опознавательному знаку признал
его за корабль военачальника. Затем Поликрит громким голосом вызвал Фемистокла и с
издевкой напомнил ему о расположении эгинцев к персам. Такие упреки Поликрит бросил
Фемистоклу как раз, когда напал на вражеский корабль. Варвары же с уцелевшими кораблями
бежали в Фалер под защиту сухопутного войска.

93. Величайшую славу среди эллинов стяжали себе в этой битве эгинцы, а затем – афиняне.
Среди отдельных воинов особенно отличились эгинец Поликрит и афиняне – Ермен из дема
Анагирунта и Аминий из Паллены (тот, который преследовал Артемисию). Знай Аминий, что
Артемисия находилась на этом корабле, он, конечно, не прекратил бы преследования, пока не
захватил бы корабль или сам не был бы захвачен. Действительно, начальники афинских
кораблей получили приказание захватить в плен Артемисию, а, кроме того, за поимку царицы
живой была еще назначена награда в 1000 драхм. Ведь афиняне были страшно озлоблены тем,
что женщина воюет против них. А ей, как я уже рассказал, удалось бежать, а также и
остальным варварам с уцелевшими кораблями в Фалер.

94. Что касается Адиманта, коринфского военачальника, то он, по рассказам афинян, с
самого начала битвы в смертельном страхе велел поднять паруса и бежал. Коринфяне же, видя
бегство корабля военачальника, также бежали. Когда беглецы были уже вблизи святилища
Афины Скирады на Саламине!, навстречу им вышло какое-то парусное судно,
ниспосланное божеством, которое, как оказалось, никто [из людей] не посылал. Судно
подошло к коринфянам, когда те ничего еще не знали об участи флота. Афиняне усмотрели в
этом вмешательство божества вот почему. Когда судно приблизилось к коринфским кораблям,
то люди, бывшие на нем, сказали: Адимант! Ты обратился в бегство с твоими кораблями,
предательски покинув эллинов. А эллины все-таки одерживают столь полную победу над
врагом, о какой они могли только мечтать!. Адимант не поверил их словам, и тогда они снова
сказали, что готовы отдаться коринфянам в заложники и принять смерть, если эллины не
одержат блестящей победы. Тогда Адимант и другие коринфяне повернули свои корабли и
возвратились назад к флоту, когда битва уже кончилась. Так гласит афинское предание.
Коринфяне же, конечно, возражают против этого, утверждая, что доблестно сражались в битве
в числе первых. Все прочие эллины подтверждают это-ШД

95. Афинянин же Аристид, сын Лисимаха, о котором я недавно упоминал как о человеке
благороднейшем, во время Саламинской битвы сделал вот что. С большим отрядом гоплитов

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector