ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 303

замыслили умертвить Страттиса, хиосского тирана!!. Однако замысел их был раскрыт, так
как их выдал один из соучастников. Остальные же шестеро тайно бежали из Хиоса и прибыли
сначала в Спарту, а потом на Эгину, чтобы просить эллинов плыть в Ионию. Им удалось (и то
с трудом) уговорить эллинов отвести их только до Делоса. Ведь дальнейшее плавание казалось
эллинам слишком опасным: они не знали тех стран и всюду подозревали присутствие врагов.

А до Самоса, по их представлениям, было так же далеко, как до Геракловых Столпов. Вышло
так, что ни варвары из страха не осмеливались плыть за Самос на запад, ни эллины, несмотря
на просьбы хиосцев,- за Делос на восток. Таким образом, взаимный страх охранял области,
лежавшие между врагами.

133. Итак, эллины отплыли на Делос. Мардоний же в это время еще зимовал в Фессалии.
Оттуда Мардоний отправил к местным прорицалищам некоего человека родом из Европа, по
имени Мис, и приказал ему всюду, где только был доступ варварам, обращаться с вопросами к
оракулам. Какие именно вопросы Мардоний пожелал задать оракулам, я не могу сказать, так
как об этом мне ничего не рассказывали. Впрочем, я полагаю, что эти вопросы относились к
современному положению дел и ни к чему другому.

134. Этот Мис, по-видимому, прибыл в Лебадию и, подкупив там одного из местных
жителей, проник в пещеру Трофония. Затем он посетил оракул в Абах, что в Фокиде, и
пришел также в Фивы. Сначала он вопросил Аполлона Исмения (там, как и в Олимпии,
получают прорицания, [сжигая] внутренности жертв), а потом с помощью какого-то
чужеземца (не фиванца), соблазненного деньгами, лег спать в святилище Амфиарая. Ведь ни
одному фиванцу вообще не дозволяется там вопрошать оракул; и вот по какой причине.
Амфиарай повелел им некогда в изречении оракула выбирать одно из двух: хотят ли они
иметь его прорицателем или же союзником. Фиванцы же выбрали Амфиарая союзником.
Поэтому-то ни одному фиванцу не дозволяется там ложиться спать.

135. Самым удивительным же представляется мне вот какой рассказ фиванцев. Именно, Мис
из Европа, обойдя все прорицалища, прибыл в святилище Аполлона Птойского. Храм этот
называется Птойским, а принадлежит фиванцам и расположен за Копаидским озером у
подошвы горы в непосредственной близости от города Акрефии. Когда этот человек по имени
Мис пришел в храм в сопровождении трех выбранных общиной людей для записи
прорицаний, как вдруг главный жрец изрек оракул, но на каком-то варварском языке.
Фиванские провожатые пришли в изумление, услышав варварскую речь вместо эллинской, и
не знали, как им поступить. А Мис из Европа выхватил у них принесенную дощечку для
записи и стал записывать на ней слова прорицателя. Он сказал, что прорицатель говорил на
карийском языке. Записав изречение, Мис возвратился в Фессалию.

136. Прочитав изречение оракулов, Мардоний отправил послом в Афины Александра из
Македонии, сына Аминты. Александра он выбрал, во-первых, потому, что тот был в родстве с
персами: сестра Александра Гигея, дочь Аминты, была супругой перса Бубара; их сын
Аминта, носивший имя деда, жил в Азии. Царь поставил его наместником большого
фригийского города Алабанды. Затем Мардоний знал о том, что Александр был
гостеприимцем афинян и имел [почетное звание] благодетеля города. Так он рассчитывал,
скорее всего, привлечь на свою сторону афинян, которые, как он слышал, были
многочисленным и храбрым народом и к тому же являлись главными виновниками морского
поражения персов. Если бы афиняне вступили с ним в союз, то он смог бы легко, как твердо
надеялся, достичь господства на море, что, конечно, и случилось бы. А так как на суше
Мардоний чувствовал себя гораздо сильнее эллинов, то рассчитывал на полную победу над
эллинами. Быть может, к такому шагу его побудили также изречения оракулов, которые

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector