ГЕРОДОТ    ИСТОРИЯ    стр. 332

114. Эллины же, отплыв из Микале в Геллеспонт, бросили якорь сначала из-за противных
ветров у [мыса] Лекта. Отсюда они прибыли в Абидос и нашли там мосты, которые они
считали целыми, уже разрушенными (ради этого-то прежде всего они прибыли в Геллеспонт).
Тогда Левтихид и пелопоннесцы решили отплыть назад в Элладу. Афиняне же и их
предводитель Ксантипп, напротив, решили остаться и напасть на Херсонес. Итак,
пелопоннесцы отплыли [домой], афиняне же переправились из Абидоса в Херсонес и
приступили к осаде Сеста.

115. В этот Сеет – самую сильную крепость в. этой стране, услышав о прибытии эллинов,
собрались персы из соседних городов. Так, из города Кардии прибыл перс Эобаз и привез
канаты от мостов. В городе же этом жили местные эолийцы, да еще персы и много других
союзных с персами народностей.

116. Владыкой этой области был сатрап Ксеркса перс Артаикт, страшный нечестивец,
обманувший даже царя во время похода на Афины. Артаикт ограбил храмовые сокровища
[героя] Протесилая, сына Ификла из Элеунта. Ведь в Элеунте на Херсонесе в священной роще
находится [святилище и] могила Протесилая. [В святилище] хранились богатства, золотые и
серебряные чаши, медные статуи, [драгоценные] одежды и другие приношения. [Все это]
Артаикт похитил с царского позволения, обманув царя такими словами: Владыка! Есть тут
дом одного эллина, который пошел походом на твою землю и за это его постигло
справедливое возмездие – смерть. Подари мне его дом, чтобы впредь всякий поостерегся идти
войной на твою землю. Этим ему легко удалось убедить Ксеркса подарить ему этот дом.
Слова же Артаикта о походе Протесилая в царскую землю означали вот что: по мнению
персов, вся Азия принадлежит им и правящему царю. Овладев этими сокровищами, Артаикт
велел перенести их из Элеунта в Сеет, а священный участок засеять и возделывать. Сам же,
всякий раз когда бывал в Элеунте, то в святилище совокуплялся с женщинами. Итак, теперь
афиняне принялись осаждать Артаикта. А он не был готов к осаде, не ожидая прихода
эллинов: они напали на сатрапа [так внезапно], что ему некуда было бежать.

117. Между тем осада [Сеста] затянулась до поздней осени, и афиняне уже стали тяготиться
долгим пребыванием на чужбине и безуспешной осадой-!-. Они просили военачальников
возвратиться на родину. Военачальники же ответили, что не уйдут, пока не возьмут города
или пока высшие власти в Афинах не отзовут их домой. Тогда афинянам пришлось
примириться с обстоятельствами.

118. А осажденные в крепости [херсонесцы] уже дошли до последней крайности, так, что
варили и ели ремни от постелей. Когда же они съели даже и это, то персы с Артаиктом и
Эобазом однажды ночью бежали из города: персы опустились по задней стороне стены, там
где меньше всего было неприятелей. На следующий день херсонесцы дали знак афинянам с
башен о бегстве персов и открыли [городские] ворота. Большая часть [афинского] войска
пустилась в погоню за персами, а другая – заняла город.

119. Эобаза, бежавшего во Фракию, захватили фракийские апсинфии и по своему обычаю
принесли в жертву местному богу Плистору, а спутников его умертвили другим способом.
Артаикта же с товарищами, бежавшими позднее, афиняне вскоре нагнали за Эгоспотамой и
частично после долгого сопротивления перебили. Остальных же взяли живыми в плен. Этих
последних афиняне повели в оковах в Сеет (среди них был также и Артаикт со своим сыном).

120. Тут-то, как рассказывают херсонесцы, случилось с одним из стражей, когда тот жарил
соленую рыбу, вот какое чудо: соленые рыбы запрыгали и стали биться на огне, словно только
что пойманные. И все, столпившись вокруг, изумлялись этому диву. Артаикт, который также
увидел эту диковину, позвал человека, жарившего соленую рыбу, и сказал: Друг-афинянин!

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector