ГОМЕР    ОДИССЕЯ    стр. 788

Или к коленям его с умоляющим броситься

криком?

Дело обдумав, уверился он, что полезнее будет,
Став на колена, Лаэртова сына молить о пощаде.
[340] Цитру свою положив звонкострунную

бережно на пол
Между кратерой и стулом серебряногвоздным,

поспешно

К сыну Лаэртову дивный певец подбежал, и

колена

Обнял его, и, трепещущий, бросил крылатое

слово:

Ноги целую твои, Одиссей; пощади и помилуй.
[345] Сам сожалеть ты и сетовать будешь, когда

песнопевца,
Сладко бессмертным и смертным поющего,

смерти предашь здесь;
Пению сам я себя научил; вдохновением боги
Душу согрели мою; и тебя, Одиссей, я, как бога,
Буду гармонией струн веселить. Не губи

песнопевца.
[350] Будет свидетелем мне и возлюбленный

сын твой, что волей
В дом ваш входить никогда я не мыслил, что сам

не просился
Песнями здесь на пиру забавлять женихов, что,

напротив,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector