КСЕНОФОНТ    ПИР    стр. 22

Ликон отвечал:

—    Разве не знаете все вы, что своим сыном?

—    А он, — спросил кто-то, — конечно, своей
победой? Автолик, покраснев, сказал:

—    Клянусь Зевсом, нет.

Когда все, обрадовавшись, что услышали его

[13] голос, устремили взоры на него, кто-то
спросил его:

—    А чем же, Автолик? Он отвечал:

—    Отцом. — И с этим словом прижался к нему.
Увидя это, Каллий сказал:

—    Знаешь ли ты, Ликон, что ты богаче всех на
свете?

—    Клянусь Зевсом, — отвечал он, — этого я не
знаю.

—    Но разве ты не сознаешь того, что ты не
взял бы всех сокровищ персидского царя за сына?

—    Да, я попался на месте преступления, —
отвечал он. — Должно быть, я богаче всех на
свете.

М — А ты, Гермоген, — спросил Никерат, —
чем всего больше гордишься?

—    Добродетелью и могуществом друзей, —
отвечал он, — и тем, что такие особы заботятся
обо мне.

Тут все обратили взоры на него, и многие при
этом спросили, назовет ли он их. Он отвечал, что
ничего против этого не имеет.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector