КСЕНОФОНТ    ПИР    стр. 61

[32]    чхо высоко ценили друг друга. А что? Не
окажется ли, что и теперь все славные деяния
совершают ради хвалы люди, готовые трудиться
и подвергаться опасностям более, чем люди,
привыкшие предпочитать удовольствие славе?
Правда, Павсаний, влюбленный в поэта Агафона,
говорит в защиту погрязших в невоздержании,
что и войско из влюбленных и любимых было бы

[33]    очень сильно, потому что, сказал он, по его
мнению, они больше всех стыдились бы покидать
друг друга. Странное мнение, будто люди,
привыкшие относиться равнодушно к осуждению
и быть бесстыдными друг перед другом, будут
больше всех стыдиться какого-либо позорного

[34]    поступка! В доказательство он приводит то,

что также фиванцы и элейцы держатся этого
мнения:    по крайней мере, хотя любимые

мальчики и спят с ними, они ставят их около себя
во время сражения. Однако это совершенно
неподходящее доказательство. У них это законно,
а у нас предосудительно. Мне кажется, люди,
ставящие их около себя, как будто не надеются,
что любимцы, находясь отдельно, будут
поступать прекрасно и мужественно. Спартанцы,

[35]    напротив, убежденные, что человек, хоть
только вожделеющий тела, не способен уже ни на
какой благородный подвиг, превращают своих
любимцев в столь прекрасные сокровища, что,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector