ТИТ ЛИВИЙ История Рима от основания Города стр. 790

надавали этолийцам самых разных обещаний, и те отправились восвояси, обретя не столько помощь, сколько надежду. Апустий и Аттал вернулись на Евбею, где стоял флот. (6) Затем они решили попытаться захватить Орей. Город этот был крепок и стенами, и гарнизоном, оставленным здесь с тех пор, как однажды уже было на него нападение. К Атталу и римлянам присоединились освободившиеся после взятия Андроса двадцать родосских кораблей – все палубные – под началом Агесимброта. (7) Их отправили к Зеласию, мысу, весьма удачно расположенному на побережье Фтиотиды 153 повыше Деметриады, дабы они стали там на стоянку; мыс этот расположен очень удобно, чтобы оттуда следить, не двинутся ли из Деметриады суда македонян. (8) Судами этими командовал царский префект Гераклид 154 , державший там флот, не столько замышляя самостоятельные действия, сколько в расчете на то, что оплошность врага предоставит ему удобный случай выступить. (9) Римляне и Аттал напали на Орей с двух сторон: римляне со стороны прибрежной крепости, Аттал же со стороны долины, что пролегает между двумя крепостями и со стороны которой город обведен еще и стеной. (10) Различной была местность, и действовали они по-разному: римляне придвигали к крепости черепахи 155 и крытые навесы, расшатывали стены таранами, Аттал же использовал баллисты, катапульты и другие устройства, способные метать дроты и огромные камни, вел подкопы и вообще пускал в ход все, что оказалось полезным при первой осаде. (11) Однако македонский гарнизон не только превосходил численностью тот, что защищал крепости и город ранее 156 , но и сражался с необычной храбростью, ибо воины помнили, как сурово карал царь за прежние промахи, помнили его угрозы и посулы. Дело затягивалось, рассчитывать на приступ уже не приходилось, а лишь на долгую осаду, на орудия и подкопы, и Апустий решил тем временем попытать счастья в другом месте. (12) Он оставил перед городом столько солдат, сколько надо было, чтобы довести дело до конца, а сам с остальными переправился к ближайшему городу на материке – к Ларисе, не знаменитому городу Фессалии, а к другой Ларисе, которая зовется Кремастой 157 ; город удалось захватить неожиданно, удержалась одна лишь крепость. (13) Аттал занял также Птелей – жители его ничего не опасались, ибо были твердо убеждены, что противник занят осадой другого города. (14) Между тем осадные работы вокруг Орея были уже закончены; солдаты запертого в городе гарнизона, несши караул дни и ночи, совсем обессилели, да и раненых было много. (15) Часть стены, расшатанная таранами, рухнула в нескольких местах, и римляне ночью ворвались через пролом в ту крепость, что над гаванью. (16) С нее они на рассвете дали сигнал Атталу, и он тоже ворвался в город, благо стены с его стороны большею частью лежали в развалинах. Гарнизон и жители бежали во вторую крепость, а через два дня сдались. Город достался царю, пленные – римлянам. 47. (1) Приближалось осеннее равноденствие, когда залив на Евбее, который зовется Койла 158 , становится особенно опасен для мореплавателей. Союзники поспешили покинуть эти края до наступления бурь и воротились в Пирей, откуда и начинали свой поход. (2) Апустий оставил там тридцать кораблей, а сам, обогнув мыс Малею, двинулся морем к берегам Керкиры. Аттал же остался на месте, чтобы принять участие в таинствах Цереры 159 , а после, отпустив домой Агесимброта и родосцев, отбыл в Азию. (3) Вот так тем летом на суше и на море воевали против Филиппа и его союзников консул Сульпиций, его легат Апустий, а также помощники их – царь Аттал и родосцы. (4) Второй консул Гай Аврелий 160 прибыл в свою провинцию и застал войну оконченной. Досадуя, что претор Фурий сумел без него победоносно завершить войну, (5) он отправил его в Этрурию, а сам пошел с легионами по вражеским землям, грабил их, и добычи досталось ему много, да мало славы. (6) А Луций

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector