ТИТ ЛИВИЙ История Рима от основания Города стр. 856

надежде вновь обрести отечество стеклись во множестве в римский лагерь и сами лакедемоняне, ранее покинувшие город из-за притеснений тиранов. (13) Их было немало, уже несколько поколений страдало от тиранов, которые сменялись в Лакедемоне; (14) во главе изгнанников стоял Агесиполид, которому царское достоинство принадлежало по праву рождения 64 . Еще ребенком был он изгнан тираном Ликургом после смерти Клеомена, первого тирана Лакедемона 65 . 27. (1) И с суши, и с моря грозили тирану столь великие силы, (2) что, сравни он их честно со своими, тотчас лишился бы всякой надежды; но он не желал отказаться от войны. На Крите набрал он еще тысячу самых крепких юношей и присоединил к той тысяче критян, что в то время были уже в его армии. Еще были у него под оружием три тысячи наемников и десять тысяч соотечественников, включая в их число и жителей укрепленных поселений. Набис окружил город рвами и валами, (3) а граждан жестокими наказаниями держал в страхе, дабы предотвратить любую попытку мятежа, ибо не мог надеяться, что люди желают удачи тирану. (4) Некоторые граждане города были ему подозрительны, потому он собрал войска свои на равнине, (5) что зовется Дромос, потом созвал лакедемонян, без оружия, окружил их своими вооруженными стражниками (6) и сказал: «В такие времена следует мне быть настороже, те же, кто по нынешним обстоятельствам подпали под подозрение, сами должны желать, чтобы не дали им злоумышлять, ибо, злоумыслив, понесут кару. (7) И оттого желаю я взять некоторых из вас под стражу, покуда не минет гроза; а как отбросим врагов (каковые и не так уж мне опасны, если только сумею уберечься от внутренней измены), то возвращу им тотчас свободу». (8) Тут же велел он выкликать имена примерно восьмидесяти юношей из лучших и самых известных семей и каждого, когда отзывался, приказывал отправить в тюрьму. Следующей ночью все они были убиты. (9) Потом кое-кого из илотов (тех, что издавна живут в укрепленных поселениях, обрабатывая землю 66 ) обвинил в стремлении перейти к врагу; их провели по улицам, избивая плетьми, и умертвили. Страх вселился в сердца людей, и не стали они стремиться к каким-либо переменам. (10) Тиран же держал своих солдат за городскими стенами: начать бой он не смел, видя, сколь неравны силы, а оставить город опасался, понимая, какие колебания и неуверенность владеют жителями. 28. (1) Окончив приготовления, Квинкций покинул стоянку и на другой день прибыл в Селласию 67 , на той стороне реки Энунт, в то место, где, как рассказывают, Антигон, царь Македонии, бился с Клеоменом, тираном Лакедемона. (2) Узнавши, что спуск труден и дороги узки, Квинкций предпочел небольшой обход по горам, послав вперед людей прокладывать дорогу, достаточно широкую и с которой было бы хорошо видно во все стороны. Он дошел до Еврота, который течет почти под стенами города 68 . (3) На римлян, когда размечали они место для лагеря, и на самого Квинкция, который ушел вперед с конниками и легковооруженными, напали вспомогательные отряды тирана; страх и смятение овладели римлянами; они такого не ожидали, ибо во все время похода никого ни разу не встретили и земли, по каким шли, казались совсем мирными. (4) Не полагаясь на собственные силы, конники звали на помощь легковооруженных, те звали конников, и оттого росло общее смятение. Но появились легионы, (5) и едва шедшие впереди когорты вступили в бой, враги, охваченные ужасом, тотчас укрылись за стенами. (6) Римляне же отошли от стен так, чтобы не долетали до них дроты, и стояли некоторое время в правильном строю; но никто на них не вышел, и тогда возвратились в лагерь. (7) На другой день Квинкций опять повел свои войска строем вдоль реки, мимо города, мимо горы Менелай. Впереди шагали легионные когорты, легковооруженные и конники замыкали строй. (8) Набис в стенах города поставил в боевой готовности своих наемников (на них он возлагал все надежды) с намерением напасть на

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector