ТИТ ЛИВИЙ История Рима от основания Города стр. 922

тысяч, а захвачено три тысячи четыреста человек, сто двадцать четыре знамени, тысяча двести тридцать коней, двести сорок семь повозок. А у победителей пало тысяча четыреста восемьдесят четыре человека. (7) Хотя приводимые этим писателем числа не вызывают доверия, ибо никому не превзойти его в преувеличениях, тем не менее очевидно, что победа была великая: ведь и вражеский лагерь был взят, и бойи сдались сразу же после сражения, и молебствие назначено было сенатом по случаю этой победы, и принесение в жертву взрослых животных. 39. (1) В те же дни прибывший из Дальней Испании Марк Фульвий Нобилиор вступил с овацией 97 в Город. (2) Он привез двенадцать тысяч фунтов серебра, сто тридцать тысяч серебряных денариев 98 и сто двадцать семь фунтов золота. (3) Консул Публий Корнелий получил от племени бойев заложников и отобрал у них почти половину земли, чтобы римский народ, если пожелает, мог вывести туда колонии. (4) Затем, отбывая в Рим в твердой надежде на триумф, он распустил войско с наказом быть в Риме к определенному дню. (5) На другой день по прибытии он созвал сенат в храме Беллоны и, доложив о содеянном, попросил дозволения вступить в Город с триумфом. (6) Народный трибун Публий Семпроний Блез заявил, что, не отказывая Сципиону в триумфе, следует с этой почестью повременить: всегда, мол, лигурийские войны были связаны с галльскими; эти соседящие племена постоянно помогают друг другу. (7) Если Публий Сципион, разгромив в сражении бойев, отправится с победоносным войском в землю лигурийцев 99 или пошлет часть своих сил Квинту Минуцию, третий год ведущему там войну без видимых результатов, то с лигурийской войной можно будет покончить. (8) Ныне для празднования триумфа уведены воины, которые могли сослужить государству славную службу; они могут сделать это еще и теперь, если сенат, отложив триумф, вернет ту возможность, что была упущена из-за спешки с этим триумфом. (9) Пусть прикажут консулу возвратиться с легионами в провинцию и приложить усилия к покорению лигурийцев. Если их не подчинить господству и власти народа римского, то не успокоятся и бойи. Как мир, так и война возможны лишь с обоими племенами сразу. (10) А спустя несколько месяцев после победы над лигурийцами, уже проконсулом Публий Корнелий вернется с триумфом, по примеру многих, кто не праздновал его во время отправления должности. 40. (1) На это консул заявил, что жребий не предоставил ему лигурийской провинции, что он с лигурийцами не воевал и не просит за них триумфа: (2) он уверен, что Квинт Минуций вскоре их победит, заслуженно потребует для себя триумфа и получит его, – (3) а он, Корнелий, просит о триумфе над галлами-бойями, которых победил в сражении и выгнал из лагеря, которые всем племенем сдались ему через два дня после битвы, от которых он взял заложников как ручательство за будущий мир. (4) Но всего важнее в конце концов то, что те тысячи галлов, которых он перебил в сражении, – это больше, чем бойи выставляли когда-либо раньше против римского полководца. (5) Из пятидесяти тысяч человек более половины убито 100 , много тысяч пленено – у бойев остались в живых лишь старики да дети. (6) Итак, стоит ли удивляться тому, что победоносное войско, не оставив в провинции ни одного врага, пришло в Рим, дабы справить триумф консула? (7) Если сенат хочет воспользоваться службой этих воинов и в другой провинции, то как раз самый лучший способ вдохнуть в них решимость идти на новые опасности и труды – это выдать им не мешкая вознаграждение за прошлые опасности, за прошлые труды. Неужели лучше отослать их, отблагодарив не делом, а надеждой, притом уже раз обманутой? (8) Ну а что до него, Корнелия, то он насытился славой на всю свою жизнь в тот день, когда сенат счел его наилучшим из мужей и послал принять Идейскую Матерь. (9) Надписи только об этом даже без упоминания о консульстве и триумфе

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector