ТИТ ЛИВИЙ История Рима от основания Города стр. 978

действовали на флангах, он послал преследовать неприятеля. (6) Они достаточно долго гнались за бегущими галлами, но перебито было не более восьми тысяч – ведь никакого сражения так и не было. Остальные ушли за реку Галис. (7) Той ночью во вражеском лагере осталось много римских солдат; другие вернулись с консулом в свой. На следующий день консул сделал подсчет пленникам и добыче. Добра было столько, сколько могло скопить племя, отличающееся ненасытной алчностью, за те многие годы, пока оно силой оружия удерживало господство над всеми землями по сю сторону Тавра. (8) Галлы, разбежавшиеся в разные стороны во время своего беспорядочного отступления, собрались в одно место; многие – раненые или безоружные. Лишившись всего имущества, они отправили к консулу посланцев с мольбами о мире. (9) Манлий приказал им идти в Эфес, а сам, спеша покинуть холодную горную область близ Тавра, привел победоносное войско назад, на побережье, чтобы разбить зимний лагерь, – была уже середина осени. 28. (1) Между тем как в Азии происходили эти события, в прочих провинциях было спокойно. В Риме 66 цензоры Тит Квинкций Фламинин и Марк Клавдий Марцелл огласили сенатские списки. (2) В третий раз открывались они именем Публия Сципиона Африканского 67 . Исключены же из списков были всего только четверо, причем никто из них не занимал ранее курульных должностей 68 . Цензорский смотр всаднического сословия был тоже достаточно снисходителен. (3) Были отданы на откуп укрепление склона Капитолия над Эквимелием и мощение дороги, идущей от Капенских ворот к храму Марса 69 . (4) Кампанцы спросили в сенате о том, где им проходить перепись; постановлено было, что в Риме 70 . В тот год было очень сильное половодье; Тибр двенадцать раз заливал Марсово поле и все низины города. (5) После того как консул Гней Манлий окончил в Азии войну с галлами, другой консул, Марк Фульвий, по усмирении этолийцев переправился на Кефаллению 71 . Он разослал посланников по городам острова, чтобы осведомиться, что они предпочитают: сдаться римлянам или попытать счастье в войне? (6) Страх был слишком силен, чтобы кто-нибудь отказался сдаться. Тогда консул потребовал от них заложников; их число зависело от сил каждого города. Небогатые города  (… )  72 , а Крании, Палы и Сама дали по двадцать заложников. (7) Кефалленийцам нежданно блеснула надежда на мир, как вдруг невесть почему отступился от остальных один город, а именно Сама. (8) Ее жители говорили, что опасаются, как бы римляне, видя удобство местоположения города, не принудили их переселиться. Впрочем, о том, сами ли они выдумали себе этот страх, пробудив пустыми опасениями дремавшее зло, или же они действительно получили известие о каких-то разговорах у римлян, ничего толком не известно. (9) Единственное, о чем можно сказать с уверенностью, так это что они, уже давши заложников, вдруг замкнули ворота, и что даже мольбы сыновей и сограждан – а консул послал заложников к городской стене, пытаясь хоть к ним возбудить сострадание, – не возымели действия. (10) Убедившись, что горожане не оставляют своих намерений, консул начал осаду. Из-под Амбракии был перевезен сюда весь запас использованных там метательных и других устройств. (11) Неустанным трудом солдат необходимые работы вскоре были окончены, и тараны стали расшатывать стену в двух местах. 29. (1) Горожане тоже пустили в ход против осадных устройств и солдат все возможные средства, но прежде всего два таких: (2) во-первых, со своей стороны разрушаемой стены они всякий раз возводили еще одну, так что за разбитой оказывалась новая надежная; во-вторых, они делали внезапные вылазки то против осадных сооружений, то против застав неприятеля, выходя из таких схваток почти всегда победителями. (3) Для защиты от них нашлось одно

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector