ТИТ ЛИВИЙ История Рима от основания Города стр. 1076

считаться лишь с тем, что делается открыто. (6) Мы знаем, что, получив царство, Персей послал в Рим послов, что римский народ признал Персея царем, что римские послы приходили к царю и были благосклонно им приняты. (7) Все это, как я считаю, признаки мира, а не войны; и не могут обидеться римляне, если в мирное время мы последуем их примеру в делах мира, как следовали за ними во время войны. Не понимаю я, почему это мы одни должны вести непримиримую войну против Македонского царства. (8) Может быть, мы ближе всех к Македонии? Или слабее всех, как долопы, которых Персей только что покорил? Так ведь, напротив того, из-за нашей силы, милости богов и достаточной отдаленности мы находимся в безопасности. (9) Но будь мы даже убоги, как фессалийцы и этолийцы, разве не больше мы имеем доверия и веса у римлян, чьими союзниками и друзьями были всегда, нежели этолийцы, только что бывшие их врагами? (10) Пусть у нас будут такие же отношения с македонянами, как у этолийцев, фессалийцев, эпирцев, у всей Греции, наконец! Почему только для нас это проклятое лишение человеческого права? (11) Филипп, правда, кое-что сделал, от чего мы и приняли это постановление против него, воевавшего тогда с нами; но чем же Персей, новый царь, нас ничем не обидевший, старающийся благодеяниями стереть память об отцовской вражде, заслужил, чтобы одни мы были его врагами? (12) Впрочем, как мог я заметить, столь велики были заслуги прежних македонских царей перед нами, что обиды от одного Филиппа, если они и случались, должны уж во всяком случае по его смерти изгладиться из нашей памяти 80 . (13) Ведь, когда римский флот стоял в Кенхреях, а консул с войском в Элатии, мы три дня держали совет, следовать ли нам за римлянами или за Филиппом 81 . (14) Близость римлян не пугала нас и не повлияла на наши суждения, но было и обстоятельство, которое заставило нас думать так долго, – старинное наше согласие с македонянами, давние и немалые заслуги их царей перед нами. (15) Пусть же это помнится и поныне: не обязательно мы друзья, но и не обязательно враги. Не будем же, Калликрат, притворяться, будто речь о том, чего нет: никто не добивается нового союза или нового договора, которым мы легкомысленно связали бы себя; (16) но пусть наши отношения друг к другу позволят нам и брать по праву, и давать по праву, чтобы закрытием своих границ и себя не отсекать от македонян, и рабов лишить возможности бежать. Разве это противоречит договору с римлянами? (17) Почему маленькое и ясное дело мы превращаем в большое и подозрительное? Зачем поднимаем пустую тревогу? (18) Чего ради, сами выслуживаясь перед римлянами, сеем подозрения и ненависть против других? Если будет война, тогда – и Персей в том не сомневается – мы последуем за римлянами. В мирное же время хотелось бы в нашей вражде перерыва, если уж не конца». (19) Кто одобрил письмо царя, те одобрили и эту речь; но знать возмущалась тем, что Персей даже не счел дело заслуживающим посольства и может добиться своего несколькими строками письма; ее негодование все же заставило отложить решение. (20) Послы от царя пришли уже позже, во время собрания в Мегалополе, но стараниями тех, кто боялся обидеть римлян, не были выслушаны. 25. (1) Тем временем безумие этолийцев обратило их к самоистреблению: жестокая междоусобица с непрекращающимися убийствами, казалось, погубит все племя. (2) Утомившись, враждующие стороны наконец обе отправили в Рим послов и сами стали было договариваться между собой о восстановлении согласия; однако эта попытка, прерванная новым злодеянием, лишь разбудила старые страсти. (3) Когда гипатским изгнанникам, державшим сторону Проксена, обещано было возвращенье в отечество и глава их города Эвполем 82 пообещал им неприкосновенность, (4) то эти восемьдесят знатных граждан, встречать которых среди множества прочих вышел даже сам Эвполем, после приветствий и рукопожатий были убиты при входе в городские ворота – тщетно взывали они к богам –

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector