ТИТ ЛИВИЙ История Рима от основания Города стр. 1126

распустили государственных рабов и отказались заниматься чем бы то ни было, покуда народ не вынесет им приговор. (14) Первым рассматривалось дело Гая Клавдия, и когда из двенадцати всаднических центурий цензора осудили восемь, а затем и многие центурии первого класса, то виднейшие граждане тут же на глазах у всех, поснимавши золотые перстни, облеклись в скорбные одежды, чтобы просить защиты у простого народа. (15) Однако, как передают, общее мнение переменилось главным образом благодаря Тиберию Гракху: хотя со всех сторон из толпы и кричали, что ему, Гракху, ничто не угрожает, он торжественно поклялся, что, не дожидаясь приговора себе, последует в изгнание за сотоварищем, если тот будет осужден. (16) Тем не менее судьба обвиняемого висела на волоске: для осуждения не хватило голосов лишь восьми центурий 83 . После того как Клавдий был оправдан, народный трибун заявил, что обвинять Гракха отказывается. 17. (1) В тот год послы аквилейцев обратились к сенату с просьбой увеличить им число поселенцев, и, согласно принятому решению, было собрано еще тысяча пятьсот семейств, а для их выведения посланы были триумвиры Тит Анний Луск, Публий Деций Субулон и Марк Корнелий Цетег 84 . (2) В тот же год 85 в Грецию были посланы Гай Попилий и Гней Октавий с сенатским постановлением о том, чтобы никто не предоставлял римским должностным лицам ничего сверх предписанного сенатом. Постановление это они объявили сперва в Фивах, а потом во всех городах Пелопоннеса. (3) Для греков это был и на будущее залог избавления от тягот и бремени их разорявших расходов: ведь до сих пор каждый требовал от них чего-нибудь нового. (4) Послы были приняты на созванном ради них всеахейском собрании в Эгии и выслушаны доброжелательно 86 , а затем, оставив этот отменно верный народ в великой надежде на будущее, они переправились в Этолию. (5) Там, хотя дело не дошло еще до мятежа, все полнилось подозрениями и взаимными обвинениями, (6) а потому, потребовав заложников и не доведя дела до конца 87 , послы отправились в Акарнанию. (7) Акарнанцы собрались для совещания с послами в Тирее. Тут тоже шла междоусобная борьба: кое-кто из виднейших граждан требовал ввести гарнизоны в их города, чтобы обуздать тех безумцев, которые склоняют народ к македонянам; (8) другие не соглашались, чтобы мирные и союзные государства претерпели позор, какой обычно достается на долю побежденных врагов. (9) Это возражение было признано справедливым 88 . Затем послы возвратились в Ларису к проконсулу Гостилию, который и отправлял их. Октавия он оставил при себе, (10) а Попилия примерно с тысячею воинов отправил зимовать в Амбракию. 18. (1) Персей в начале зимы еще не решался выйти за пределы Македонии, страшась, как бы римляне не вторглись где-нибудь в оставленное им царство, но ко времени зимнего солнцестояния, когда глубокий снег делает горы со стороны Фессалии непреодолимыми 89 , (2) он решил, что представился случай сокрушить надежды и решимость соседей, чтобы они не могли быть опасны ему, пока он воюет с римлянами, тем более что со стороны Фракии Котис и со стороны Эпира внезапно отложившийся от римлян Кефал обеспечивали ему мир на границах, а дарданов укротила недавняя война 90 . (3) Поэтому царь хорошо понимал, что единственный небезопасный рубеж Македонии – иллирийский, ибо иллирийцы и сами по себе неспокойны, и готовы пропустить римлян, но если усмирить приграничные иллирийские племена, то можно будет склонить к союзу давно уже колеблющегося царя Гентия. (4) Итак, Персей, двинувшись в поход с десятью тысячами пехоты, часть которой составляла фаланга 91 , с двумя тысячами легковооруженных воинов и пятьюстами конниками, направился в

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector