ТИТ ЛИВИЙ История Рима от основания Города стр. 1143

деньгах, Персей заколебался: плата-де для столь славных царей – всегда срам и низость, брать ли, давать ли, но особенно брать; (10) ради мира с римлянами он от расходов-де не отказывается, но заплатит потом, когда дело сделается, а пока деньги полежат на Самофракии в храме. (11) Эвмен не видел разницы в том, где будут деньги – на Самофракии, тоже подвластной Персею, или в Пелле, и думал только о том, чтобы хоть сколько-нибудь получить в руки. (12) Так цари и ставили друг другу ловушки, но не добились ничего, кроме худой славы. 26. (1) И не только это упустил Персей из-за своей скаредности, когда, заплати он Эвмену, мог либо добыть себе через него мир, который стоило купить хоть за часть царства; либо, если бы оказался обманут, мог выставить перед римлянами Эвмена мздоимцем и навлечь на него – поделом – их вражду. (2) Нет, еще раньше готовый уже союз с Гентием провалил Персей своей скупостью. Упустил он и мощную подмогу галлов, бродивших тогда по Иллирии 73 . (3) Шло к Персею десять тысяч конников и столько же пехотинцев, быстрых, как конники, – в сражении они вскакивали на коней, потерявших всадников, и продолжали бой. (4) Договор с галлами был такой: по прибытии каждый конный получал десять золотых, пеший пять, а вождь – тысячу. (5) Персей с половиною своего войска шел из элпейского лагеря им навстречу, объявляя по окрестным селениям и городам вдоль дорог сбор продовольствия, чтобы всего было вдоволь: хлеба, вина, скота. (6) Сам он вез дары галльским начальникам – коней, конские уборы, плащи; было у него и золото, но самая малость, чтобы раздать немногим, а толпу он думал завлечь посулами. (7) Дойдя до города Алманы, Персей стал лагерем на берегу Аксия, а галльское войско уже дожидалось обещанных денег подле Десудабы, в стране медов 74 . (8) Туда Персей отправил одного из своих придворных, Антигона, с приказом: перенести лагерь к Билазоре (это в Пеонии), а начальникам всем явиться в лагерь царя. А стояли галлы в семидесяти пяти милях от царского лагеря и Аксия. (9) Антигон исполнил царское поручение и от себя сказал, сколь много всякого добра припас для них царь заботливою рукой, так что путь им лежит среди полного изобилия, и какими подарками встретит царь их старейшин – будет там и одежда, и золото, и кони. На это галлы сказали, что там видно будет, (10) и спросили, привез ли он с собой золото, чтобы сейчас же раздать, как условлено, каждому коннику и пехотинцу. (11) Ответа не последовало, и тогда Клондик 75 , галльский царек, сказал Антигону: «Ступай к царю и скажи: галлы с места не сдвинутся, покуда не получат золота и заложников!» (12) Когда царю об этом доложили, он собрал совет, но, увидев, к чему все станут склонять его, и привыкши лучше стеречь казну, чем царство, принялся твердить, что галлы и вероломны и дики, что и в прежние времена от них многие пострадали (13) и что опасно впускать в Македонию такую большую толпу – как бы не натерпеться от этих союзников больше, чем от врагов-римлян. Довольно-де будет и пяти тысяч всадников, которые будут и на войне полезны, и не так многочисленны, чтобы их бояться. 27. (1) Всем было ясно, что царь боится только платить, но никто не отваживался подать ему совет, хоть тот и просил его, и снова Антигон отправился к галлам объявить, что царю надобны только всадники, числом пять тысяч, а остальных он не держит. (2) Услышав это, варвары подняли ропот. Возмущались оставшиеся без дела: понапрасну-де снялись с места. А Клондик вновь спрашивает: есть ли у царя с собою золото хоть для тех пяти тысяч, которых он хочет? (3) Но Антигон снова пустился в околичности, и галлы, не тронув лукавого вестника, на что он и сам едва ли надеялся, воротились к Истру, опустошив по пути придорожные области Фракии. (4) А ведь стоило провести этих галлов по ущелью Перребии в Фессалию, и они бы не только поля ее опустошили до последней травинки, оставив римлян без надежды на

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector