ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 127

знатнейшего рода и находился среди важнейших
из скифов. Но как было Анахарсису признать
соплеменника в этом человеке, одетом
по-эллински, с выбритым подбородком, без пояса
и железного меча, со свободно льющейся
греческой речью, в этом одном из чистокровных
уроженцев самой Аттики? До такой степени
Токсарида переделало время!

4. Но Токсарид обратился по-скифски к
Анахарсису и сказал:

–    Не Анахарсис ли ты будешь случайно, сын
Давкета?

Заплакал Анахарсис от радости, что встретил
наконец кого-то говорящего на родном языке, да
еще знающего, кем он был у себя в Скифии, и
спросил:

–    А ты откуда знаешь меня, незнакомец?

-Я и сам, – отвечал тот, – оттуда, из ваших
краев; Токсарид я по имени. Я не из знатных,
чтобы тем самым я стал тебе известен.

–    Так уж не тот ли ты Токсарид, – спросил
Анахарсис, – о котором я слышал? Говорили, что
какой-то Токсарид из любви к Греции, бросив
жену в Скифии и маленьких детей, уехал в
Афины и теперь проживает здесь, уважаемый
самыми знатными гражданами.

–    Я самый, – ответил Токсарид, – если еще

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector