ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 235

какое-то страшное лицо со змеями вместо волос;
его я больше всего боюсь: оно всегда пугает меня,
и я убегаю, как только увижу его.

2. Афродита. Афины с ее Горгоной ты,
значит, боишься, хотя нисколько не боялся Зевса
с его перуном. Но отчего же Музы для тебя
неприкосновенны и застрахованы от твоих стрел?
Разве и они встряхивают султанами и носят на
своей груди Горгон?

Эрот. Их я слишком уважаю, мама: они так
степенны, всегда над чем-то думают и заняты
песнями; я сам часто подолгу простаиваю подле
них, очарованный их пением.

Афродита. Ну, пусть их, если они так
степенны. Но почему ты не стреляешь в
Артемиду?

Эрот. Ее я совсем поймать не могу: она все
бегает по горам; к тому же, у нее есть своя
собственная любовь.

Афродита. Какая же, дитя?

Эрот. Она влюблена в охоту, в оленей и
ланей, за которыми постоянно гоняется, то ловя
их, то убивая из лука; она вся только и занята
этим. Но зато в ее брата, хоть он и сам стрелок и
далеко разит…

Афродита. Да, сынок, в него ты много раз
попадал.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector