ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 311

сумею. Недавно, вернувшись из Пирея, – он
отправился туда, кажется, взыскать какой-то долг
по поручению своего отца, – он даже не взглянул
на меня, когда вошел, даже не позволил мне
подбежать к нему, как бывало, и отстранился от
меня, когда я хотела его обнять. "Иди, – сказал
он, – к владельцу кораблей Гермотиму и прочти
то, что написано на стене в Керамике, где
вырезаны ваши имена”.

"Какой, – говорю, – такой Гермотим, и про
какую надпись ты говоришь?”

Но он, ничего не отвечая и не пообедав, лег
спать, отвернувшись к стене. Чего я тут только ни
делала, ты не можешь себе представить! И
обнимала его, и старалась повернуть его к себе, и
целовала его между плечами, а он нисколько не
смягчился и сказал:    "Если    ты будешь еще

приставать, я сейчас уйду, хоть теперь и
полночь”.

3. Бакхида. Но, однако, ты знала прежде
этого Гермотима?

Мелитта. Да пусть ты меня увидишь
живущей еще хуже, чем теперь, Бакхида, если я
знаю какого-нибудь судовладельца Гермотима!…
И вот, на заре, как только пропел петух, Харин
проснулся и ушел, а я припомнила, что он
говорил, будто в Керамике на какой-то стене

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector