ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 341

виски, – у нее только тут свои волосы, а остальное

– обильная накладка. А у висков, когда
прекращается действие снадобья, которым она
красится, виднеется много седеющих волос. Но
это еще что! А вот заставь ее как-нибудь
показаться тебе голой.

X ар ми д. Ни разу еще она мне этого не
позволила.

Т р и ф е н а. Понятно: ведь она знала, что ты
почувствовал бы отвращение к ее белым пятнам,
как от проказы. Вся она от шеи до колен похожа
на леопарда. А ты еще плакал, что не был ее
любовником! Так она, может быть, тебя обидела
и огорчила и отнеслась с презрением?

X ар ми д. Да, Трифена, хотя столько от меня
получила! И теперь, когда я не мог с легкостью
отдать ей тысячу, которой она требовала, – отец
воспитывает меня скупо, – она приняла к себе
Мосхиона, а мне отказала. За это в отместку я и
хотел ее посердить, взяв тебя.

Трифена. Нет, клянусь Афродитой, я бы не
пришла, если бы мне сказали, что меня берут для
того, чтобы огорчить другую, и вдобавок
Филематию, погребальный горшок! Но я ухожу,
так как петух пропел уже в третий раз.

4. X ар ми д. Не торопись уж так, Трифена.
Ведь если правда все то, что ты говоришь о

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector