ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 352

Леонтих, меня тошнит, я дрожу и будто вижу
тени и призраки убитых, в особенности этого
несчастного начальника с рассеченной надвое
головой. Подумай только, если бы я видела само
злодеяние и кровь, и мертвых, лежащих кругом!
Право, мне кажется, я бы умерла: ведь я никогда
не видела даже, как режут петуха.

Леонтих. Ты так робка и малодушна,
Гимнида? А я – то думал, что ты будешь слушать
с удовольствием!

Г имнида. Ну, ты можешь услаждать
такими рассказами, если встретишь каких-нибудь
Лемниад или Данаид. А я бегу к матери, пока еще
день не кончился. Иди и ты со мной, Граммида. А
ты будь здоров, славный хилиарх, и убивай
людей, сколько хочешь!

5. Леонтих. Постой, Гимнида, подожди!…
Ушла!

Хенид. Потому что ты сам, Леонтих,
напугал неопытную девочку, потрясая султаном и
рассказывая о невероятных подвигах. Я тотчас же
заметил, как она побледнела еще тогда, когда ты
рассказывал эту историю про начальника, и как
менялась в лице и задрожала, когда ты сказал, что
отрубил ему голову.

Леонтих. Я думал этим стать в ее глазах
более достойным любви. Но ведь и ты, Хенид,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector