ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 356

гребцом, если бы стал богатым. А моей матери я
ни разу не принес даже головки чесноку. Но я с
удовольствием узнал бы, что за подарки ты
получила от вифинца.

Мир тал а. Прежде всего, видишь этот
хитон? Это он купил, и ожерелье, что потолще.

Д о р и о н. Он купил? Да ведь мне известно,
что оно у тебя давным-давно.

Ми рта л л а. Но то, которое тебе известно,
было гораздо тоньше и без смарагдов. Потом еще
вот эти серьги и ковер, и на днях дал две мины, и
за помещение заплатил за нас, – это не то что
патарские сандалии, гитийский сыр и прочий
вздор.

4. Дорион. Но каков из себя тот, с кем ты
проводишь ночи, этого ты не говоришь. Лет ему,
наверно, за пятьдесят, он с облыселым лбом и
кожа у него как у морского рака. А видела ли ты
его зубы? Сколько красоты, о Диоскуры,
особенно когда он поет и хочет быть нежным, –
осел, себе подыгрывающий на лире, как
говорится. Ну и пользуйся им, – ты ведь достойна
его, и пусть у вас родится сын, похожий на отца!
А я найду какую-нибудь Дельфиду или Кимбалию
по мне или соседку вашу, флейтистку, – словом,
кого-нибудь другого. А ковров, ожерелий и
подарков в две мины никто из нас давать не

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector