ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 365

певицы и гомеровский лотос показались мне
устарелыми – так божественно вещал Нигрин.

4.    Он перешел к восхвалению философии и
той свободы, какую она дает, и стал высмеивать
то, что обыкновенно считается благами –
богатство, славу, царскую власть, почет, а также
золото и пурпур и все то, чем большинство так
восхищается и что до тех пор и мне казалось
достойным восхищения. Все его слова я
воспринимал жадной и открытой душой, хотя и
не мог отдать себе отчета в том, что со мной
происходит. Испытывал же я всякого рода
чувства: то был огорчен, слыша порицания того,
что мне было дороже всего – богатства, денег и
славы, и едва не плакал над их разрушением, то
они мне казались низменными и смешными, и я
радовался, как бы взглядывая после мрака моей
прежней жизни на чистое небо и великий свет; и,
что удивительнее всего, я даже забывал о болезни
глаз, а моя душа постепенно приобретала все
более острый взор. А я раньше и не замечал, что
она была слепа!

5.    Наконец я пришел в то состояние, за
которое ты меня только что упрекал: я стал горд
после речи Нигрина и как бы поднялся выше и
вообще не могу думать ни о чем мелком. Мне
кажется, что со мною, благодаря философии,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector