ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 567

стрел, открывая себя самого: ибо он стремится
спасти своего прихлебателя скорее, чем самого
себя.

50.    И если даже случится паразиту пасть в
битве, то, уж конечно, ни начальнику, ни
рядовому воину не придется стыдиться за его
труп: кажется, что, дородный и рослый, он
возлежит прекрасно средь прекрасного пира. И
очень стоит взглянуть на растянувшееся рядом с
ним тело философа: сухой, грязный, с длинной и
тощей бородою, тщедушный человек, который
умер раньше, чем началась битва. Кто не
почувствует презрения к такому городу, видя,
сколь злосчастны его щитоносцы? Кто не
подумает, видя распростертыми этих людишек,
желтых и волосатых, что город, имея недостаток
в защитниках, освободил для войны заключенных
в тюрьмах негодяев? Так вот каковы оказываются
на войне прихлебатели по сравнению с риторами
и философами.

51.    И в мирное время, на мой взгляд,
расстояние между прихлебательством и
философией увеличивается настолько же,
насколько сам мир выгодно отличается от войны.

Начнем, если хочешь, с обзора различных
областей, где пребывает мир.

Тихиад. Пока еще не понимаю, к чему ты,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector