ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 733

пусть они сходятся и начинают беседу, и если
возьмет верх Тимокл, то оставим их рассуждать
до конца, а если дело пойдет иначе, тогда, если
хотите, я сотрясу Стою и опрокину ее на Дамида,
чтоб этот проклятый не смеялся над нами.

М о м. Геракл, Геракл, какие ты деревенские и
по-беотийски грубые говоришь слова: вместе с
одним негодяем ты хочешь погубить столько
порядочных людей, да еще и Стою вместе с
Марафоном, Мильтиадом и Кинегиром! Если все
это окажется разрушенным, как же риторы,
лишенные главной темы для рассуждений, станут
произносить свои речи? Кроме того, ты мог
делать такие вещи, пока был жив, а с тех пор как
стал богом, ты, я надеюсь, понял, что только
Мойры могут творить такие дела, – мы же
никакой власти над ними не имеем.

Г еракл. Значит, когда я убил льва и Гидру,
это Мойры сделали через меня?

Зевс. Конечно.

Г еракл. И если кто-нибудь теперь оскорбит
меня, осквернив мой храм или опрокинув мою
статую, я не могу уничтожить его, если это
издавна так не решено Мойрами?

Зевс. Ни в коем случае.

Г еракл. Услышь же мои откровенные слова,
Зевс. Я, как сказано в комедии, человек

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector