ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 777

толпе, конечно, трудно было отличить Терсита от
прекрасного Нирея, нищего Ира от царя феаков,
или повара Пиррия от Агамемнона.
Действительно, у них не сохранилось ни одной из
старых примет, но все превратились в скелеты,
без отличий, без надписей – словом, без всякого
признака, который позволил бы отличить одного
от другого.

16. И вот, глядя на все это, я решил, что
человеческая жизнь подобна какому-то длинному
шествию, в котором предводительствует и
указывает места Судьба, определяя каждому его
платье. Выхватывая кого случится, она надевает
на него царскую одежду, тиару, дает ему
копьеносцев, венчает главу диадемой; другого
награждает платьем раба, третьему дает красоту,
а иного делает безобразным и смешным: ведь
зрелище должно быть разнообразно! Часто во
время шествия она меняет наряды некоторых
участников, не позволяя закончить день в
первоначальном виде. При этом она заставляет
Креза взять одежду раба или пленного;
Меандрию, шедшему прежде вместе со слугами,
она вручает царство Поликрата, разрешая
некоторое время пользоваться царской одеждой.
Но лишь только шествие закончено – все
снимают и возвращают свои одеяния вместе с

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector