ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 779

статуи, надписи, – неужели они не пользуются
там внизу большим почетом, чем простые
смертные?

Менипп. Ты шутишь, мой друг! Если бы ты
видел Мавзола, – я говорю о Мавзоле, карийце,
прославленном своим погребальным памятником,

–    я уверен, что тебе не удалось бы удержаться от
смеха; так жалок он в своем заброшенном углу,
затерянный в толпе покойников; и, мне кажется,
вся радость у него от памятника в том, что он
давит его всей своей тяжестью. Да, дорогой мой,
после того как Эак отмерил каждому его участок

–    а дает он, в лучшем случае, не больше одного
фута, – приходится довольствоваться им и лежать
на нем, съежившись до установленного размера.
И еще сильнее рассмеялся бы ты при виде царей и
сатрапов, нищенствующих среди мертвых и
принужденных из бедности или продавать
соленье, или учить грамоте; и всякий встречный
издевается над ними, ударяя по щекам, как
последних рабов. Я не мог справиться с собой,
когда увидел Филиппа Македонского: я заметил
его в каком-то углу – он чинил за плату
прогнившую обувь. Да, на перекрестках там
нетрудно видеть и многих других, собирающих
милостыню, – Ксеркса, Дария, Поликрата…

18. Филонид. Странные вещи

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector