ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 904

этот философ, у которого только что отрубили
бороду?

Философ. Ах, Гермес! Я думал, что душа
бессмертна.

Менипп. Врет он! Совсем не это его
огорчает.

Г е р м е с. А что же?

Менипп. Он плачет, что не будет больше
наслаждаться роскошными обедами, что никогда
уже не удастся ему ночью тайком уйти из дому,
закутав голову плащом, и обежать все веселые
дома от первого до последнего, а утром не будет
больше морочить молодежь и получать деньги за
свою мудрость; вот что его огорчает.

Философ. А ты, Менипп, разве не опечален
тем, что умер?

Менипп. Отчего же мне печалиться, если я
сам, без призыва, пошел навстречу смерти?

12. Но мы здесь разговариваем, а там,
кажется, слышен какой-то крик; как будто кто-то
кричит на земле.

Г ермес. Да, Менипп, слышно, и не из
одного места. Одни сошлись в народное собрание
и радуются и смеются, что Лампих умер; жену его
осадили женщины, а его маленьких детей
ребятишки забрасывают камнями. Другие, в
Сикионе, хвалят ритора Диофанта за

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector