ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 1    стр. 921

других твоих деяниях, о том, как ты запирал
вместе со львами умных и образованных людей,
сколько браков ты заключал, как ты чрезмерно
любил Гефестиона. Одно лишь я могу похвалить:
то, что ты не тронул красавицы-жены Дария и
позаботился о судьбе его матери и дочерей: это
действительно по-царски.

5. Александр. А моей храбрости ты не
одобряешь, отец? Не нравится тебе то, что я в
Оксидраках первый перепрыгнул через
городскую стену и получил столько ран?

Филипп. Нет, Александр, не одобряю, – не
потому, чтобы я не считал хорошим, когда царь
не избегает ран и подвергается опасностям
впереди войска, но потому, что тебе такие дела
менее всего были полезны. Тебя ведь считали
богом; и вот, когда тебя видели раненым,
уносимым на носилках с поля сражения,
истекающим кровью и стонущим от боли, всем
становилось смешно, и Аммон оказывался при
этом обманщиком и лжепророком, а его
прорицатели – льстецами. Да и как же не
смеяться, видя, как сын Зевса падает в обморок и
нуждается в помощи врачей? Теперь, когда ты
уже умер, надеюсь, ты понимаешь, что многие
смеются над твоим притворством, видя, как тело
бога лежит перед ними, растянувшись во весь

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector