ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 16

пользуются вместо колчана, окружая ее стрелами
наподобие лучей, – пока не пропляшет сначала,
не пригрозит неприятелю своим видом, не
устрашит его предварительной пляской.

19.    А теперь подобает нам, пройдя Индию и
Эфиопию, спуститься нашим рассуждением в
соседний Египет. Ведь и старинное сказание о
египтянине Протее говорит, по-моему, лишь о
том, что это был некий плясун, человек, искусный
в подражании, умевший всячески изменять свой
облик, так что и влажность воды он мог
изобразить, и стремительность огня в неистовстве
его движенья, и льва свирепость, и ярость барса,
и трепетанье древесных листьев – словом, все что
угодно. Но сказанье взяло природные
способности Протея и превратило их в своем
изложении в небылицу, будто Протей
превращался в то, чему в действительности
только подражал. А это последнее присуще
плясунам и в наши дни: ведь всякий может
видеть, с какою быстротой плясуны, применяясь
к случаю, тотчас же меняются, следуя примеру
самого Протея. Надо думать, что и в образе
Эмпусы, изменявшей свой вид на тысячу ладов,
преданье сохранило память о такой же плясунье –
женщине.

20.    Далее справедливость требует не забыть о

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector