ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 21

пожалуй, оставим в стороне, так как они тоже
являются вспомогательными орудиями танцора.

27. Итак, обратимся к трагедии и по
внешности ее исполнителей постараемся понять,
что она собою представляет. Какое
отвратительное и жуткое зрелище – человек,
вытянутый в длину, взобравшийся на высокие
каблуки, напяливший на себя личину, что
подымается выше головы, с огромным
раскрытым ртом, будто он проглотить собирается
зрителей. Я уже не говорю о нагрудниках и
набрюшниках, тех накладках, которыми автор
придает себе искусственную полноту, чтобы
худоба тела не слишком выдавала
несоразмерность его роста. Затем актер начинает
кричать из-под этой оболочки, то напрягая, то
надламывая голос, а порою даже распевая свои
ямбы. Но всего позорней, что, разливаясь в песне
о страданиях героя, автор несет ответственность
всего лишь за свой голос, так как об остальном
без него позаботились поэты, жившие
давным-давно. Впрочем, пока пред нами
какая-нибудь Андромаха или Гекуба, это пенье
еще можно стерпеть, но когда выйдет сам Геракл
и затянет в одиночку песню, себя не помня, не
стыдясь ни львиной шкуры, что составляет его
наряд, ни палицы, – тогда, конечно, всякий

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector